СТРОГИНО» Архив сайта » Глухова Нина Дмитриевна “Мои воспоминания до войны и после”

Глухова Нина Дмитриевна “Мои воспоминания до войны и после”

 

Я, Глухова Нина Дмитриевна (девичья фамилия Клочкова), родилась в 1927 году 5-го января. Хочу рассказать о своём детстве. Жила в деревне Татарово – это напротив Серебряного Бора.

У нас в деревне не было электричества, река была очень мелкая (по краям реки купались, а на середине её был пляж, белый песочек). В нашей деревне был колхоз им. Ворошилова, был большой луг, где пасли колхозное стадо.

 

В 1937 году началось строительство шлюза, плотины. Настроили около луга, вблизи нашей деревни бараков и поселили заключённых очень много. Началось строительство, заключённых огородили колючей проволокой. Строили всё вручную. Сеяли через сетки гравий, возили на вагонетках и получался песок и гравий.

К нам в дом поселили 5 человек инженеров гидротехников. Провели свет и временный телефон, который нужно было крутить ручкой. Потом четырёх человек перевели в другое место, а один остался. Это был Першин Василий Николаевич. Ему было дано задание начертить план строительства моста, который до сих пор стоит. Мост этот называется «Серебряный бор». Дядя Вася всю ночь чертил чертеж, а потом по его чертежу строили мост заключённые. Мама его спрашивала:

 – Василий Николаевич мост построил.

Он ответил, что мост для «Серебряного бора» уже готов, но очень переживал, потому что под мостом лопнула балка, лопнула над землей, а если бы над водой, то ему «сидеть». Но приехала комиссия и приняла мост. Дяди Васи за это дали велосипед и комнату 18 метров в Верхних Мневниках (там был дом в 7 этажей). Я в этом доме была с подружкой. Я очень любила дядю Васю, так как у меня не было отца, мама была вдова, а дядя Вася её очень сильно любил. Он мне покупал книги, учебники для школы. Мы с ним ездили в Петровский Пассаж, он мне по своему пропуску покупал без очереди (пропуск был НКВД). Потому что вся стройка была под этим надзором. Так что мост стоит до сих пор у въезда в «Серебряный бор». Дядя Вася подарил мне велосипед и научил меня кататься, даже брал с велосипедом на шлюз Карамышевской набережной. Он нам рассказывал о своём рождении (Владимирская область), говорил на «О». Отец его был богатым помещиком, но как началась коллективизация, то отец всё отдал государству, а сам был бухгалтером в колхозе. Брат у дяди Васи был доктор-терапевт, он приезжал лечить мою маму. Сестра одна была учительница, другая – детский врач. По окончанию института дядя Вася по заданию Правительства (спускали на самолёте) в Сибирь на три года для исследования почвы. Пока он был в Сибири три года, его невеста вышла замуж, так он и остался холостой, а потом началось строительство канала «Москва-Волга». В 1940 году ему предлагали подучиться на машиниста в метро (на 3 месяца). Пока он думал, началась Великая Отечественная война. Дядю Васю взяли на фронт, и он больше не пришёл – говорили, что погиб в первые дни войны.

Во время войны на горе стояли солдаты-зенитчики, а в овраге по реке, т.е. вдоль реки ближе к деревне Троицкое стояли девушки-аэростатчики, которые охраняли Москву. Даже зенитчики сбили один фашистский самолёт.

На лугу у нас между Татаровым и селом Крылатское был выстроен лётный аэродром из фанеры. Потому что завод авиационный был недалеко от деревни Терехово, но одну бомбу фашисты всё же сбросили, она не попала на этот аэродром, а недалеко от него и сейчас там большое озеро.

После войны я пошла учиться на машинистку. Приехала на Белорусский вокзал (так как я ездила на автобусе из Серебряного бора, то мне удобней было ехать до Белорусского вокзала). На вокзале по радио объявили: пришёл состав с ранеными, попросили их побыстрей перенести в машины, которые стояли на площади Белорусского вокзала. Мы с подружкой пошли помочь. Раненые лежали на носилках, они были без ног, некоторые без рук.

Один из раненых боялся, что мы его уроним, я, говорит, тяжёлый, но мы его донесли прямо с носилками. Мы его спросили, куда их повезут, он сказал, что на остров Валам.

В то время мы работали в колхозе – наш район назывался Кунцевский. В 1980 году был построен Велотрек и Грибной канал. Канал был уже построен примерно в 1979 году. Нашу деревню снесли. В Строгино на четверых дали трёхкомнатную квартиру, в которой муж прожил 2 года и умер. Ему не нравилась квартира, так как раньше у нас был новый дом с хорошим садом. Мы с ним сажали яблони, сирень и крыжовник, которого я до сих пор не вижу ни у кого, он был очень сладким.

Террасу строил сам, она была 19 метров, потом ещё с сыном выстроили дом с печкой. В доме сам сделал паровое отопление и провёл воду. У нас около дома был проведён водопровод из Рублева и ему разрешали врез  в колодец, потом в дом. Он окончил техникум, был эвакуирован из Ленинграда и работал возле рынка Красная Пресня, рядом с церковью Ваганьково.

Работал он на базе КГБ у зелёного забора, что недалеко от Екатериновки и села Троицкого. Там рядом с этой базой  жил Маршал Жуков. Ему там дали дачу. Мой муж Борис Егорович у Жукова ремонтировал машину. Не был дома два дня. Жуков с ним очень охотно разговаривал. Делился своими обидами. Особенно сильно Жуков обижался на Хрущева.

Отец мужа Глухов Егор Васильевич был во время войны в селе Троицкое председателем колхоза.

 

11 апреля 2010 года

Опубликовано 09 Июн 2011 в 19:20. В рубриках: воспоминания. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

 
Яндекс.Метрика