СТРОГИНО» Архив сайта » Иван Дудоров Как создавалась Соловецкая школа юнг? Часть 1.

Иван Дудоров Как создавалась Соловецкая школа юнг? Часть 1.

 Соловецкая школа юнг создавалась по приказу народного комиссара Военно-морского флота Николая Герасимовича Кузнецова, который был подписан 25 мая 1942 года. И, практически подростки 15 – 16 лет, в июне-июле прибыли в Архангельск из Москвы, Ленинграда, Свердловска и, в основном,  из городов Поволжья. На Северной Двине на  острове  Соломбала находился  экипаж Северного флота. Экипаж формировал различные подразделения и направлял  в  учебный отряд Северного флота. То есть, это пересыльный пункт, где новобранцы проходили карантин, медицинскую комиссию и были зачислены в школу юнг. Были поставлены на довольствие продовольственное и вещевое. Получили обмундирование, далеко не по размеру. Бескозырки хлопчатобумажные, без лент. Вместо флотского ремня, на бляхе которого якорь и звёздочка, дали тонкий брезентовый ремень. И только красная звездочка на рукаве определяла название – краснофлотец.

    За год войны судьбы у ребят складывались по-разному. В основном в школу юнг направлялись по комсомольской рекомендации. Были и из детских домов, и ребята, познавшие вседозволенность при отсутствии родительского контроля. Ностальгия по прошлому  взяла верх. Группа ребят, не успевших сдать гражданскую одежду, решила нанести визит известному базару на Соломбале. Бесцеремонность ребят в военно-морской форме создала переполох вплоть до вмешательства комендантского патруля. Командование флотского экипажа с особой озабоченностью восприняло случившееся. Такой массовой самоволки с последствиями в истории Северного флота не было. После возвращения ребят с базара было общее построение.  Строем командовал старшина  1-й статьи – боцман. Он был уже в преклонных годах, чувствовалось, что призван в военное время, успел послужить в царском флоте. Боцман скомандовал: «Смирно!», и следующая команда была: «С правого фланга рассчитайсь!»
– Первый, второй, третий.
Старшина не только вслушивался в названный номер, но и пристально вглядывался в лицо называвшего номер, держа перед собой сжатый кулак правой руки. Так он прошёл до самого шкентеля.  Повернулся, подошёл к батальонному комиссару и доложил: «Личный состав построен полностью, потерь нет». Комиссар подошёл ближе к строю и обратился:
– Товарищи … – дальше он сделал паузу, думая, можно ли назвать их краснофлотцы. Не назвал и юнгами, такого звания в Военно-морском флоте не было. И повторил ещё раз:
– Товарищи! Вы прибыли служить в Военно-морской флот.  Боеспособность флота всегда зависела от дисциплины и строгого выполнения уставных требований. Флот за первый год войны потерял лучших специалистов. Они ушли с кораблей сражаться в морской пехоте.

Вдруг послышалась песня:

Эх, махорочка, махорка,
Породнились мы с тобой

Комиссар скомандовал: «Кругом!»
И ребята увидели, что по плацу шёл строй девушек,  и они пели песню:

Вдаль глядят дозоры зорко
Мы готовы в бой, мы готовы в бой.

Комиссар снова скомандовал: «Кругом!»

– Видели?!  Мы вынуждены сейчас призывать девушек на различные штабные и хозяйственные работы. Вас никто не призывал, вы пришли на флот добровольцами. Если кто передумал и не хочет служить на флоте, выходите из строя. Считаю до трёх, подумайте.
Долго считал комиссар до трёх. Никто из строя не вышел.
– Я верю, что из вас получатся хорошие корабельные специалисты, и моряки тоже. Боцман, командуйте.
Боцман тихонько: «Архаровцы, направо».
Дня через два перед строем юнг один из командиров флотского экипажа зачитал приказ Верховного главнокомандующего № 227. Впоследствии и сейчас этот приказ трактуется как «Ни шагу назад». Но таких слов в приказе не было. Там были слова другие. Некоторые думают, что Россия велика и есть ещё куда отступать. Но если мы отдадим левый берег Волги, то можно считать, Советская Россия пала. И другая запомнившаяся фраза: придётся нам поучиться у своего противника: создать штрафные роты и заградительные батальоны. После заслушивания приказа, ребята осознали, в каком сложном и опасном положении находится наше Отечество. И их приход в школу есть пополнение личного состава флота. Командование флотского экипажа отправило юнг к месту назначения.
Ребята перешли мост, соединяющий Соломбалу с лесобиржей,  где  постоянно концентрируются торговые суда. Прошли дальше к причалу, куда должен подойти теплоход и забрать на свой борт юнг.  Невдалеке стояли три английских фрегата, пришвартованные к стенке кормой. Английские корабли сопровождали очередной караван судов под кодовым названием «PQ». Скопление людей в военно-морской форме, очевидно, вызвало интерес у английских моряков. Несколько английских матросов подошли к нам, и завязалась беседа на англо-русском ломаном непонятном языке. Англичане улыбались, и очевидно, с насмешкой задавали вопросы: с какого корабля? Почему бескозырки без лент? Закурили, и начали угощать сигаретами. Курящие брали сигареты, ведь интересно же попробовать заморский табак. Володька Летаев достал кисет, шитый шёлком. Такого кисета у него не было, очевидно, трофей с базара Соломбалы.  Володька скрутил из газеты козью ножку, насыпал махорку-самосад, закурил. Скрутил другую козью ножку и предложил матросу попробовать. Англичанин, предвкушая кайф, с жадностью затянулся. Очевидно, крепость самосада и никотин прошёл по костному мозгу. Дым изо рта начал выходить вместе с усиливающимся кашлем. Наконец, он начал говорить: «Хорош, хорош». То ли табак хорош, то ли матрос в бескозырке  без ленты?
Володька выпускал изо рта дым кольцами. Он угостил другого матроса козьей ножкой, который сказал: «Сувенир, сувенир». Раскрыл портсигар, положил в него козью ножку и щелкнул крышкой портсигара. Может быть, этот сувенир до сих пор хранится в одной из семей Британского Королевства.
К причалу, где мы стояли в ожидании, отшвартовалось госпитальное судно Северного флота «Воронеж». С левого борта «Воронежа» отбросили трап, и ребята стали  подниматься на верхнюю палубу. С интересом и любознательностью начали обследовать всевозможные надстройки, рангоут и  такелаж транспорта. Внизу у трапа стоял боцман-резервист, тот, который в Соломбале проходил вдоль строя ребят со сжатым кулаком. Сейчас он был без боцманской дудки, и каждому помогал взойти на трап. Его отцовская ладонь коснулась каждого, как будто он благословлял нас.
С мостика «Воронежа» прозвучала команда: «Отдать швартовы!» Боцман снял с кнехта  носовой канат и бросил в воду. Швартовые канаты выбрали на палубу. Нос транспорта отвалил от причала, за кормой всколыхнулась вода, гребной винт начал работать.  «Воронеж» медленно пошёл на фарватер Северной Двины. Сигнальщик на бочке доложил: «Английский фрегат поднял трёхфлажный сигнал, кажется,  иже-и, твёрдо-т, девятка». Сочетание этих флажков означает: «Желаю счастливого плавания». Капитан по трансляции объявил: «Юнги, английские моряки желают вам счастливого плавания».
За всё пребывание ребят на Соломбале капитан «Воронежа» впервые назвал их «юнги». Очевидно, с этого момента на флоте начало утверждаться воинское звание «юнга». Воронеж медленно удалялся от места причала, где у кнехта стоял боцман-резервист. Стоял, пристально вглядываясь в удаляющийся транспорт, и тоже желал счастливого плавания своим детям-архаровцам.
«Воронеж» прошёл широко раскинутое устье Северной Двины и вошёл в воды Белого моря. Юнги впервые в своей жизни с восторгом смотрели на водные просторы. К утру подошли к Соловецкому архипелагу. Ещё издалека в туманной дымке на фоне неба появились строения, соборы со шпилями,  церковные купола, колокольни. Как будто декорация  сказочного града.
Прошли Онежскую губу, минуя слева и справа, небольшие скалистые острова.  Вошли в бухту Благополучия. Очевидно, рулевой ориентировался на купол надвратной церкви.  Красивые, резные ворота разделяли мощную монастырскую стену, которая стоит рядом с бухтой и опирается с севера и юга на приземистые шатровые башни, сложенные из гранитных валунов. «Воронеж» отшвартовался левым бортом к  пристани, в глубине которой стоял двухэтажный дом. У входа с левой стороны стоял краснофлотец с винтовкой. Напротив него с правой стороны стоял корпус авиационной бомбы. Похоже, это был штаб Соловецкого гарнизона.  Командиром Соловецкого гарнизона в то время был генерал-майор береговой службы Броневицкий. Начальником политотдела полковой комиссар Гришанов. С «Воронежа» подали сходню, и юнги, кто шагом, кто бегом начали выходить на пристань. Появился старшина 2-й статьи с одной лычкой на рукаве, брюки клёш отутюжены, на ленте бескозырки написано «Северный флот». Старшина стал лицом к штабу, вытянул левую руку и скомандовал: «Становись!» Команда прозвучала таким  повелительным баритоном, что не выполнить было невозможно. Старшина прошёл вдоль строя, остановился напротив Лёньки. Бескозырка на нём была с лентой, на которой написано «Северный флот». Спросил:
– Откуда у Вас лента на бескозырке?
– С базара Соломбалы.
– Фамилия?
– Дралюк.
– Снять ленту.
– Лента моя. Я её выменял на шкары, в которых приехал сюда.
– Снять. Либо пойдёте без шкар пешком до Архангельска.

Опубликовано 13 Сен 2011 в 19:33. В рубриках: воспоминания. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

 
Яндекс.Метрика