СТРОГИНО» Архив сайта » Власов Алексей Максимович ” ОНИ В ВОЗДУХЕ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ”

Власов Алексей Максимович ” ОНИ В ВОЗДУХЕ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ”

    Власов Алексей МаксимовичВласов Алексей Максимович родился в феврале 1905 г. в крестьянской семье. До призыва в армию работал в своём хозяйстве, а зимой то на лесопильном заводе, то на фабрике им. Фрунзе в Москве грузчиком.

    В октябре 1927 г. был призван в армию, служил год красноармейцем. В сентябре 1928 г. поступил в Московскую пехотную школу им. Ашенбреннера и Уншлихта, которую и окончил в марте 1931 года. Там же в январе 1931 года вступил в партию.

    До мая 1932 года командовал пулемётным взводом 50 стрелкового полка 17 стрелковой дивизии. В мае 1932 года по решению правительства – «Лучших командиров направлять в авиацию» – я был направлен в 30-ю разведывательную авиационную эскадрилью г. Москва на центральный аэродром. Через неделю из эскадрильи был направлен в 3-ю военную школу лётчиков и лётчиков наблюдателей им. К. Е. Ворошилова, которую я и окончил в конце декабря 1932 г. и был направлен в 8-ю школу пилотов преподавателем по бомбометанию в город Одессу.

    В октябре 1933 г. поступил в Военно-воздушную Академию им. проф. Жуковского на командный факультет, которую и окончил в октябре 1937 года. После окончания академии на отлично получил диплом с отличием №757845 был назначен в оперативный отдел Штаба ВВСКА г. Москва на полковничью должность.

    Во время войны с белофиннами 1939-40 год работал в штабе ВВС КА, ведал вопросами продвижения железнодорожных эшелонов с материалами для обеспечения авиации фронта. За проявленную инициативу, находчивость, чувство ответственности за порученное дело в мае 1940 г. был награждён орденом «Знак почета» №12151, который мне лично вручил М. Н. Калинин.

    Великая Отечественная война застала меня в штабе ВВС КА. Работая в штабе в декабре 1941 г. в составе оперативной группы, возглавляемый членом военного совета ВВС КА генерал-лейтенантом Степановым, выезжал на Волховский фронт с задачей организации доставки в окружённый Ленинград продовольствия транспортными самолётами.

    Побыв там до второй половины января 1942г., я вернулся в Москву и вскоре в составе оперативной группы, возглавляемой генералом-майором Щербаковым убыл на Юго-Западный фронт с задачей изучения способов и методов использования и применения авиации в тех или иных видах боя сухопутных войск. В августе 1942г. убыл на Западный фронт в 232 штурмовую авиадивизию 1-й ВА, где принял участие в разработке методов и тактике действия штурмовиков на основе полученного военного опыта.

    В сентябре 1942 года был назначен начальником оперативного отделения штаба 213 ночной бомбардировочной авиадивизии. Здесь пришлось организовывать ночное бомбардирование переднего края врага и его станции снабжения, скопления живой силы и техники. Организовывать доставку оружия, боеприпасов, медикаментов партизанам Смоленщины и в Брянских лесах, вывозить от них раненых, больных, женщин и детей.

    За умелую и грамотную организацию боевой работы и связь с партизанами был награждён орденом «Отечественной войны 1-й ст.» №36961 и досрочно было присвоено воинское звание «подполковник».

    В августе 1943г. был назначен начальником штаба 309 истребительной авиадивизии, с которой и дошёл до Берлина. За время пребывания в этой дивизии принимал участие в освобождении Смоленщины. За активные боевые действия дивизии было присвоено почётное наименование «Смоленская».

    Принимал участие в операции на Оршанском направлении, потом на Витебском направлении. В июне 1944 года в составе дивизии принимал участие в Белорусской операции, освобождении восточных областей Польши. В 1945 году принимал участие в Восточно-Прусской операции, за что награждён медалью «За взятие Кинигсберга», Восточно-Померанской операции и наконец в Берлинской операции. Закончил войну севернее Берлина.

    Награждён орденом «Суворова III-й степени» №11543 и орденом «Красное знамя» №225294. за безупречную службу в армии награждён: орденами «Красное Знамя» №245516 и «Красная Звезда» №904340, награждён медалью «за оборону Москвы» и ещё семью медалями. После окончания войны дивизия охраняла северное побережье Балтийского моря, базируясь на аэродроме Барт. В декабре 1945 года дивизия прибыла в район Баку, на охрану Бакинских нефтяных промыслов. В ноябре 1950 года в составе дивизии убыл в правительственную командировку в Китай. В марте 1952 года дивизия возвратилась в Харьков.

    В 1945 году по состоянию здоровья был демобилизован из армии. До 1975 года работал в Харьковском отделении Всесоюзной торговой палаты экспертом по металлам и оборудованию.

    Прекратив работу, стал собирать материал, чтобы написать книгу о людях 309 ИАСКД. Дважды по месяцу работал в архиве Московской области, в г. Подольске.

    За два года дивизия вырастила девять Героев Советского Союза.

    Звание полковника присвоено мне в начале 1947 года.

    За активное участие в военно-патриотическом воспитании молодежи трижды награждён памятными знаками Советского комитета Великой Отечественной войны и многими почётными грамотами городских органов власти.

   

    Бывший начальник Штаба

    309 истребительной авиационной

    Смоленской Краснознаменской дивизии

    Полковник в отставке

                                    Власов

   

    25 февраля 1984 год

   

   

    ОТ АВТОРА

       Чем дальше уходят в глубь истории события Великой Отечественной войны, тем ярче и величественнее встаёт перед нами подвиг советского человека – воина и труженика. Фронт и тыл под руководством Ленинской партии слились в единую, могучую непобедимую силу, – всё для фронта, всё для победы – был главным призывом партии и народа.

    Мы – живые свидетели и участники этих великих событий не имеем морального права молчать и не рассказать хотя бы частицу об этих событиях будущим поколениям. Спокойно унести всё с собой в могилу.

    Для подрастающего поколения многие города и пункты, кроме названия ничего не говорят. А для нас эти места кропотливых боёв, тысячи отданных жизней остались в памяти навсегда. Мы, оставшиеся в живых, обожжённые войной в долгу перед теми, кто сложил свои головы на полях сражений. Мы обязаны сделать всё возможное, чтобы обратить внимание подрастающей молодежи на величие свершённого подвига, ради её спокойной и счастливой жизни.

    Чёрной ночью лежала тень фашизма над Европой. Строители «Нового порядка» мечтали о мировом господстве арийской расы. И надо должное отдать руководителям союзных нам государств в этой войне с фашизмом. Хотя они и не приветствовали наш социалистический строй, но всё же выбрали из двух зол для них меньшее, так как в лице фашизма видели смертельного врага.

    Нелегко нам досталась победа, 20 миллионов жизней отдал советский народ. Нет семьи, не потерявшей близкого человека. В неимоверно тяжёлых условиях шла борьба с коварным врагом, захватившим почти всю Европу и заставившим работать её промышленность на военную машину. В первые пять военных месяцев враг окружил Ленинград, захватил Калинин, подошёл к Москве, захватил Орёл и Харьков, подошёл к Ростову на Дону. Над страной нависла смертельная опасность.

    В неимоверно трудных условиях, отмобилизовав свою армию, промышленность советский народ стоял на смерть, проявляя неслыханный доселе героизм на фронте и в тылу. Накопив силы, наша доблестная Красная Армия перешла в решительное наступление. Разгромила фашистские полчища и освободила от фашизма социалистическую Родину и народы Европы.

    В книге использованы документы военных лет дивизии, личные и воспоминания боевых товарищей, прошедших вместе с жестокими боями от Москвы до Берлина. Выношу искреннюю благодарность приславшим мне свои воспоминания: В. Н. Коломойцу, В. А. Букаеву, В. М. Савченко, И. К. Климанову, М. Д. Вальковичу, Л. Н. Красильникову, А. А. Егорову, И. С. Пахомову, А. В. Скворцову, В. А. Некрасову, Б. Ф. Свинкину, М. К. Цуркан, Г. М. Нарыгину, а также работникам читального зала архива МО СССР и многим другим товарищам.

    Описывая боевой путь славной 309 истребительной авиационной Смоленской Краснознаменской дивизии, я старался по возможности рассказать о лётном и техническом составе дивизии, принимавших самое активное участие в боях с немецко-фашистскими захватчиками. О тех, кто сложил свои головы за честь и независимость нашей Родины. Пусть их имена останутся в веках, как пример грядущим поколениям.

    Харьков – Люботин

    20 июля 1979 г.

 

       ОНИ В ВОЗДУХЕ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ

 

    Посвящается боевым лётчикам, техникам и всем младшим авиаспециалистам 309 ИАСКД

 

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

1. ФОРМИРОВАНИЕ

    Опыт первого года Великой Отечественной войны показал, что распылять такие маневренные и мощные в огневом отношении силы, какими является авиация, нецелесообразно. Только крупные авиационные соединения в руках фронтового командования в состоянии решать тактические и оперативно-стратегические задачи, как самостоятельно, так и во взаимодействии с сухопутными и военно-морскими силами. Учитывая это, ставка Верховного Главнокомандования решила с весны 1942 года провести реорганизацию военно-воздушных сил. Создать крупные оперативно-тактические, однородные соединения.

    В соответствии директивы штаба воздушных сил Красной армии от 17 февраля 1943 года на аэродроме Кубинка (60 км. зап. г. Москвы) была сформирована 309 ИАД в составе: Управление дивизии, 298 отдельной роты связи, 49 краснознаменного, 162, 172 и 272 истребительных полков.

    На укомплектование дивизии, личный состав прибыл из частей и соединений 1-й Воздушной армии, имеющий достаточный боевой опыт и выдвигающийся на руководящую работу с повышением.

    На должность командира дивизии прибыл подполковник Иосиф Иванович Гейбо, обладающий организационными и командными навыками с большим боевым опытом.

    Военным комиссаром был назначен подполковник Семён Андреевич Маренков. В 1941 году он окончил Военно-Политическую Академию им. В. И. Ленина. С первых дней на фронте в должности военного комиссара авиаполка. За успешное выполнение распоряжений командования награждён орденом «Красное Знамя».

    Начальник штаба 22 гв. ночного бомбардировочного полка Григорий Васильевич Федоров прибыл на должность начальника штаба дивизии. С хорошей теоретической подготовкой и практическим боевым опытом.

    Вскоре прибыл начальник оперативно-разведывательного отделения штаба дивизии, он же заместитель начальника штаба – майор Александр Степанович Епанчин.

    На укомплектование опер-резведотделения прибыли подготовленные и опытные офицеры. Два старших помощника уже имели практику самостоятельной штабной работы. Майор Михаил Владимирович Железняк, до  назначения начальника штаба 884 смешанного авиаполка. Майор Василий Денисович Белоус, до назначения был начальником штаба 885 смешанного авиаполка.

    Помощник начальника авиаотдела 49 Армии капитан Дмитрий Дмитриевич Бирлов прибыл на должность помощника по оперативной части.

    Политотдел дивизии возглавил майор А. А. Ласкаржевский.

    Инженерный отдел возглавил прибывший из 510 САП, инженер-капитан Леонид Соломонович Вайнштейн, хорошо знающий эксплуатацию современных самолётов. Его помощником по вооружению, прибывший из 272 ИАП инженер-капитан Павел Иванович Попов, хорошо знающий вооружение современных самолётов. Его помощником по электроспецоборудованию самолётов назначен ст. техник лейтенант Анатолий Васильевич Скворцов.

    Под непосредственным руководством начальника связи дивизии капитана Игоря Александровича Антонова и командира роты связи мл. лейтенанта Бориса Федоровича Свинкина формировалась 298 ОРС. Молодые энергичные, несмотря на трудности к началу боевых действий дивизии, сформировали роту и привели в порядок полученные средства связи.

    Поступающая аппаратура – телефонные и телеграфные аппараты, коммутатор, старые изношенные. Телефонный и телеграфный провод узел на узле, оплетка сгнила и обтрепалась. Пришлось обращаться к начальнику связи 1-й ВА полковнику Птицыну за помощью и надо прямо сказать, он хорошо помог.

    Радиостанции РАФ и РСБ прибыли своим ходом и полностью укомплектованным личным составом. Хуже дело обстояло с укомплектованием положенным автотранспортом.

    Рассказывая об основных отделах, мне кажется, нельзя умалчивать и о маленьких службах, формируемых в этот период. По своим масштабам и задачам они малы, но без них работать нельзя.

    Отделение кадров дивизии возглавил капитан Ефетафий Маркович Гулый. Строевое отделение – капитан Василий Иванович Жуков, а его помощником был назначен лейтенант адмслужбы Иван Дмитриевич Скоринцев.

    Отделение шифровально-штабной службы возглавил ст. лейтенант Мендель Ханович Озер, его помощником был назначен ст. лейтенант Иван Яковлевич Жаткин.

    Метеобюро дивизии формировалось под руководством начальника метеослужбы ст. техника-лейтенанта Алексея Николаевича Омельченко и инженера метеоролога техника-лейтенанта Александра Васильевича Журавлева.

    Из 627 САП на должность штурмана дивизии прибыл майор Вакх Петрович Тепляков. Скромный, знающий своё дело и болеющий за свою службу офицер. В дальнейшем много приложил усилий, чтобы научить лётчиков приходить на свой аэродром по радиопеленгатору.

    Инспектором по технике пилотирования дивизии стал майор Михаил Прокофьевич Митькин, но он вскоре был отозван в отдел кадров 1-й ВА, а на его место назначен майор Александр Данилович Сереженко. Несколько позже помощником командира дивизии по воздушно-стрелковой службы назначен майор Павел Андреевич Лысенко.

    Начальником химической службы дивизии назначен капитан Александр Ананьевич Петухов. Начальником медицинской службы – майор  медслужбы Никифор Иванович Бурделов.

    Отдел контрразведки «Смерш» возглавил капитан Гайдаренко.

 

                                          ***

     В состав дивизии вошёл 49 истребительный авиационный Краснознамённый полк, до этого входил в состав 204 БАД на самолётах ЛА-5.

    Командовал полком Леон Иванович Сорокин. Опытный боевой командир. Участник боев в Испании с белофиннами, в Отечественной войне с первых дней.

    Военный комиссар полка Владимир Евстигнеевич Лукьянов. По специальности лётчик. В полк прибыл вместе с командиром Сорокиным.

    Начальник штаба полка подполковник Василий Антонович Букаев.

    Штурман полка майор Петр Иванович Коломин. В полку с первых дней его формирования.

    С рассветом 22 июня он встретил врага на подступах к г. Даугавпилс. Верный своему долгу солдата, как истинный истребитель, он искал боя, находил врага и уничтожал. Не один десяток воздушных боёв провел Коломин на подступах к Москве. Самолёт И-16, на котором начал он войну, по техническим данным уступал немецким истребителям, но и на этом «ишаке» одержал не одну победу.

    Командир 1-й эскадрильи капитан Николай Васильевич Боровской. Молодой по возрасту, но старый по опыту. Неоднократно в смертельной схватке выходил победителем. Дерзость, стремительность, ненависть к врагу, уверенность в победе, это сопутствовало ему в бою. Ещё в войне с белофиннами он показал себя бесстрашным воздушным бойцом. Ненависти к врагу, мужеству, презрение к смерти учил он молодых лётчиков.

    Командир 2-й эскадрильи капитан Николай Кузьмич Спириденко, тоже ветеран этого полка и участник боёв с белофиннами. За мужество и отвагу, проявленную в боях, награждён орденом «Красная Звезда». С рассвета 22 июня вступил в бой с напавшим на нашу родину врагом. На третий день по тревоге ночью он в паре вылетел на отражение налета 6ХЕ-111 на г. Даугавпилс. Быстро обнаружив врага на фоне неба, атакой снизу сбивает «Хинкеля», второго сбивает его напарник. Терпеливо учил молодых лётчиков искусству воздушного боя.

    Командир 3-й эскадрильи капитан Эмир Уссейн Чаблаш, храбрый лётчик-истребитель, исключительной воли человек. В воздушном бою с превосходящими силами врага выходил победителем. В трудные минуты боя приходил на помощь товарищу. Искусству ведения боя учил молодых лётчиков.

    В полку были лётчики с достаточным боевым опытом: помощник командира полка по ВВС капитан Николай Дмитриевич Зубков. Заместители командиров эскадрилий – ст. лейтенанты Иван Александрович Ходун, Иван Михайлович Астахов, Яков Васильевич Гаранин и другие.

    Все эти лётчики воспитанники бывшего полка майора Петра Ивановича Неделина, бесстрашного воздушного бойца и командира. Своим примером он воодушевлял лётчиков на подвиг.

    Инженерно-авиационную службу возглавлял капитан технической службы Василий Васильевич Носов. Участник боёв с белофиннами и с первых дней в Отечественной войне.

 

                                           ***

     В течение первых пяти дней войны шли непрерывные, ожесточённые воздушные бои на подступах к г. Даугавпилс. Бесстрашно, даже дерзко дрались с врагом на своих И-16 командиры эскадрилий капитаны Г. П. Маслов, П. И. Коломон. Военкомы эскадрилий, старшие политруки В. П. Гайдамака, Н. Крючков, последний пал смертью храбрых в неравном бою. Командиры звеньев: ст. лейтенанты Н. К. Спириденко, Н. В. Боровской, Д. Барабанов за отвагу и мужество он был награждён орденом «Ленина». В начале июля в неравном воздушном бою пали смертью храбрых, защищая г. Великие Луки Д. Барабанов и С. Крылов.

    Сильно потрёпанный полк 22 июля отошёл в г. Калинин. Имея в своём составе 4 И-16. Сильно поредели ряды лётчиков. Пополнившись молодыми лётчиками, прибывшими из школ и сдав свои 4 самолёта, полк убыл в Рассказово, в 6-й ЗАП, где должен получить самолёты и переучиться на них.

    В Расказово полк переформирован в составе двух эскадрилий. Переучившись на самолётах МИГ-3, 7 сентября полк перелетел в Нейдригайло и вошёл в состав ВВС Юго-Западного фронта. 24 сентября был передан в состав 1-й РАГ и перелетел в Б. Писаревка. В ожесточённых воздушных боях и от бомбардировочных ударов противника по аэродрому, полк потерял почти все самолёты.

    В ноябре сменили всё командование. Приняли полк майор Л. И. Сорокин, военком батальонный комиссар В. Е. Лукьянов, начальник штаба майор В. А. Букаев, штурман П. И. Коломина, ст. инженер В. В. Носов его помощник по спецслужбам Пашков. Командир 1-й эскадрильи Н. К. Спириденко, военком ст. политрук Безухов, лётчиков – 9, командир 2-й эскадрильи ст. лейтенант Н. И. Цыганов, военкор ст. политрук В. П. Гайдамак, лётчиков – 9.

    23 марта 1942 г. личный состав полка ж.д. эшелоном из Рассказово убыл на ст. Сейм Горьковской ж.д. и вошёл в состав 2 ЗАН. 7 июня лётный и технический состав был направлен на 21 авиазавод собирать и изучать запущенный в серию новый самолёт ЛА-5. Получив самолёты, полк приступил к переучиванию лётчиков в Богородское. Это был первый полк вооружающийся самолётами ЛА-5. Переучившись 14 августа перелетел на Западный фронт и вошёл в состав 234 ИАД, 1-й ВА и там приступил к выполнению боевых задач.

    23 августа 6 ЛА-5, под командой штурмана полка капитана П. И. Коломина, прикрывали свои войска в районе Гаськово, Озерна. В 7:35 встретили до 40 Ю-88 под прикрытием 16 МЕ-109. Несмотря на десятерное превосходства врага наши истребители бросились в бой. В успешно проведённом бою сбили 3 Ю-88 и один подбили. Истребители врага плотным кольцом окружили Н. В. Боровского. Видя, что вот-вот его могут сбить, он направляет свой самолёт на бомбардировщика и с большой скоростью врезается в него. Ю-88 развалился на куски, Боровского выбрасывает из кабины. Раскрыв парашют, он приземляется на своей территории.

    Пополнившись самолётами и личным составом 16 ноября 1942 г. полк переходит на новый штат, трёх эскадрильного состава. А 23 декабря вошёл в состав 204 БАД и перебазировался на аэродром Субботино.

    В один из весенних дней 1943 г., когда полк базировался в районе г. Руза, прибыла делегация от Горьковских колхозников для вручения полку 10 самолётов ЛА-5, построенных на средства, собранные колхозниками области. На фюзеляже каждого самолёта была написано «Горьковский колхозник».

    Утром личный состав был построен впереди подаренных самолётов. Глава делегации в своём выступлении рассказал, как по инициативе многих колхозников области были собраны средства на постройку эскадрильи. Он призвал лётчиков беспощадно бить врага до полной победы, а они в тылу будут с ещё большими усилиями трудиться.

    Командование полка и выступившие лётчики поблагодарили Горьковских колхозников за столь ценный подарок и заверили делегацию, что они, не щадя сил и самой жизни, будут беспощадно бить врага до полной победы. После этого делегации показали высший пилотаж и учебный воздушный бой.

    До перехода в состав 309 ИАД полк произвёл 2970 успешных боевых вылетов. В проведённых 619 воздушных боях сбил 56 самолётов. Уничтожил 240 автомашин с грузом, 12 бензоцистерн с горючим, до 60 мотоциклов и до 2500 солдат и офицеров. Сброшено на переднем крае обороны врага 10000 бомб разного калибра.

    Штаб и оставшаяся часть технического состава 23 февраля 1943 г. перешли в Ватулино. Лётчики и часть техников выехали в Горькой, получать самолёты. Вот в таком состоянии полк вошёл в состав дивизии.

 

                                          ***

    162 ИАП был сформирован в январе 1941 г. на аэродроме Едлино (район г. Могилев), в составе трёх эскадрилий на самолётах И-16. Формировал полк его командир майор М. М. Резник, военком полка ст. политрук Шабанов и начальник штаба майор Какрякин. Кадры прибывали из частей ВВС БОБО, остальной состав из школ и курсов.

    В день вероломного нападения фашистской Германии на нашу Родину, полк с рассвета всем составом перелетел в Барановичи и вошёл в состав 60 САД. С утра 23 июня начал боевые действия. В этот день в 7:45 в воздушном бою был открыт боевой счёт. Командир звена мл. лейтенант Н. А. Козлов (ныне Герой Советского Союза) и мл. лейтенант его звена Б. Я Кузнецов сбили по одному самолёту.

    В ожесточённых воздушных боях полк потерял почти все самолёты. Сдав оставшиеся самолёты в другую часть, 27 июня личный состав полка убыл в г. Курск за получением самолётов МИГ-3 и переучивания на них. Переучившись, полк в составе трёх эскадрилий 18 августа перелетел в Карачев, на британский фронт, где принимает участие в боях с группой Гудериана. В жестоких воздушных боях и штурмовке наземных целей полк добивался победы, но и нёс потери. Враг иногда по несколько раз в день бомбил аэродром Карачев, а 5 октября на аэродром прорвались танки противника.

    Лётчики на исправных самолётах вылетели в Тулу. Оставшийся личный состав, штаб брянскими лесами пошли на северо-восток, так как идти на восток было уже нельзя, 3 октября немцы заняли Орёл. Пешим порядком, с большими трудностями, через несколько дней вышли к г. Белеву. А потом добрались до г. Куйбышева, а оттуда в Новосибирск в 19 ЗАП.

    В Новосибирске полк был переформирован в составе двух эскадрилий. Командир майор М. М. Резник в Новосибирск не прибыл. На его место был назначен капитан Кукин, а командирами эскадрилий ст. лейтенанты Шварц и Поздняков. После укомплектования 26 ноября полк приступил к переучиванию на самолёты ЛАГГ-3.

    Переучившись, 15 января 1942 г. полк в полном составе с самолётами ЛАГГ-3 был отправлен железной дорогой эшелоном на фронт под Москву. И с 1-го марта принял участие в боях на Гжатско-Вяземском направлении. За два с половиной месяца напряжённых воздушных боёв полк понёс большие потери в лётном составе и самолётами.

    15 мая 162 ИАП был переформирован в 162 САП. Вторая эскадрилья в полном составе была передана во вновь формируемый 431 САП. А из 692 НБАП ему была передана в полном составе эскадрилья на самолётах ПО-2. после переформирования 162 САП был передан 5 Армии Западного Фронта. А 431 САП передан 20 Армии, в который была передана эскадрилья Позднякова на передний край обороны противника в полосе армии.

    До перехода в состав 309 ИАД полк произвёл 3358 боевых вылетов. В проведённых 132 воздушных боях сбил 50 самолётов, 2 аэростата, 5 раз фотографировал передний край обороны противника в полосе армии. 34 фотосхемой была зафиксирована оборона врага во всех подробностях.

    Боевые подвиги лётчиков, героический труд техников были достойно оценены командованием. 76 человек были награждёны орденами и медалями. За отличные боевые действия с группой Гудериана приказом НКО полку объявлена благодарность.

    Переформирование 162 САП на базе штаба и одной истребительной эскадрильи проводил вновь назначенный его командир майор Александр Иванович Лопуховский, до этого командовал 431 САП. Хороший организатор, грамотный и энергичный офицер, награждён двумя орденами. Вместе со штабом проделал большую работу по сколачиванию полка.

    Военком полка прибыл с повышением лётчик-истребитель майор Яков Харитонович Чернышев.

    Штаб полка остался без изменений, возглавляемый майором Петром Ивановичем Опрышко.

    Заместителем начальника штаба стал ст. лейтенант Владимир Михайлович Савченко, энергичный боевой офицер, хорошо знающий работу штаба.

    Командиром 1-й эскадрильи стал ст. лейтенант Сергей Викторович Адольф (26 января 1944 г. сменил фамилию и отчество, стал Киселев Сергей Иванович).

     Вторая эскадрилья была полностью возвращена из 431 САП. Её командиром был назначен ст. лейтенант Юрий Иванович Горохов. Бесстрашный боевой лётчик.

    Третья эскадрилья в полном составе прибыла из 880 САП во главе с командиром Василием Максимовичем Афониным, бесстрашным боевым командиром.

    Инженерно-авиационную службу полка в начале возглавил майор технической службы Георгий Николаевич Афонченков. Потом его заменил ст. лейтенант Владимир Иванович Кротов. Оба они были молодые, энергичные, технически грамотные офицеры и специалисты. Им пришлось вновь организовать инженерно-авиационную службу в полку. Организовать сильно потрёпанные самолёты в воздушных боях. Обучать не только лётчиков, но и технический состав, ранее работавший на самолётах ПО-2.

    В этом большом и ответственном деле огромную работу провёли старшие техники эскадрилий: К. И. Ванин, Л. Л. Сирот. Они упорно и настойчиво учили лётный и технический состав. В мороз, весеннюю распутицу они с рассвета и до тёмной ночи не уходили со стоянок. А иногда и ночью с карманным фонариком, да так, чтобы не демаскировать аэродром, готовили самолёты в боевому вылету.

    Начальник связи полка майор Иван Михайлович Иванов. Тихий и скромный офицер. Много усилий приложил в обучении лётчиков грамотно пользоваться радиосвязью в воздухе. Оказывал большую помощь штабу.

    К 1-му марта полк в основном был сформирован. Но чтобы превратить его в крепкую боевую единицу требовалось приложить много сил и энергии. Трудности заключались в неоднородности лётного состава по степени их боевой выучки и то, что формируясь, полк выполнял боевые задачи.

 

                                                 ***

    В период с 21 февраля по 6 марта 1942 года, на аэродроме Борисово (10 км. южнее Можайска), на базе штаба и истребительной эскадрильи 172 САП, был сформирован 172 ИАП. Формирование проводил командир полка майор Иван Ананьевич Самохвалов. Военком подполковник Иван Иванович Кубарев и начальник штаба подполковник Яков Петрович Таптыгин.

    И. А. Самохвалов с первых дней участник Отечественной войны. Имел достаточный боевой опыт.

    Командир 1-й эскадрильи капитан Василий Андреевич Сибирцев. Храбрый и мужественный боец и командир. Хороший организатор воздушного боя. Отличный воздушный разведчик с фотографированием. Однажды возвратился с боевого задания на горящем самолёте. Языки пламени охватывали кабину, посадить самолёт невозможно. На высоте 300 метров покидает самолёт и благополучно приземляется на своём аэродроме на парашюте.

    Командир 2-й эскадрильи майор Николай Алексеевич Вязовик. Но вскоре он был назначен штурманом полка. Был он как-то незаметным, тихий скромный офицер. В боях проявить себя не успел. Погиб он 15 июля в начале Орловско – Болховской операции.

    Командиром эскадрильи был назначен ветеран полка, только что возвратившийся с госпиталя – капитан Михаил Федорович Куракин. До войны работал лётчиком-инструктором в Ярославском аэроклубе. В полк прибыл в период его формирования 30 июля 1941г. в звании старшина. Это был опытный лётчик-инструктор.

    Третья эскадрилья в полном составе на самолётах И-16 прибыла из 627 ИАП во главе с командиром Иваном Ивановичем Гонченковым.

 

                                           ***

    172 ИАП начал формироваться 1-го июля 1941 г. на аэродроме Крушитки (Кашира), в составе двух эскадрилий. 8 августа полк был укомплектован личным составом, а самолёты получили только 20 октября (7 ЯК-1 и 12 ЯК-7б).

    До получения самолётов полк усиленно учился на тех нескольких учебных боевых самолётах, которые были в полку.

    В грозные дни октября 1941 г. полк начал боевую деятельность на подступах к Москве. 25 октября майор И. А. Самохвалов повёл группу в первый боевой вылет на штурмовку сухопутных войск врага на переправу через р. Ока у Тарусы и Алексина. В последующие дни полк продолжал штурмовать переправы и скопление войск в районе Малоярославец и Калуга.

    Первый воздушный бой, в начавшейся боевой истории, полк провёл 28 октября. Четверка Яков под командой мл. лейтенанта И. Ф. Панасенко вылетела на штурмовку войск по шоссе Таруса – Алексин и на переправах. Чтобы достичь внезапности выхода на цель, четвертка шла на высоте 100-150 м. Огнём зениток пренебрегали, хотя и несли от него потери.

    Подлетая к железной дороге Серпухов – Тула, наши лётчики увидели стоящий пассажирский поезд на подходе к ж.д. мосту через р. Ока. Его уже начали безнаказанно расстреливать 10 МЕ-110 и 4 Ю-88. Наша четвертка с хода бросилась в атаку. Как только завязался бой Ю-88 ушли. Наши истребители сбили 4 МЕ-110, остальные позорно бежали. Прикрыв поезд до ст. Серпухов, четвертка пошла в район Таруса штурмовать войска. Лётчики с этого задания вернулись с приподнятым настроением. Эта победа вселила в них уверенность в борьбе с врагом.

    Ещё в сентябре на должность командира эскадрильи прибыл ст. лейтенант Гоман. Злой. Войну он встретил в г. Лида. Там на рассвете противник сжёг почти все их самолёты. В то же утро погибла и вся его семья. Прибыв в полк, он начал обучать лётчиков мастерству атак на истребление наземных целей. Вылетая на задание, он беспощадно бил фашистов. Мстил им за несчастье и страдание нашего народа, за гибель жены и детей. Только за один день он шесть раз водил свою эскадрилью на штурмовку и уничтожил две колонны автомашин. В то горячее время группы водили на штурмовку И. А. Самохвалов, Гоман и М. Ф. Куракин.

    Тот день 27 октября был особенно горячим. Гоман, стройный, выше среднего роста, блондин, в одной, тёмной от пота гимнастёрке, с засученными рукавами, 7-й раз повёл свою эскадрилью на штурмовку. День догорал. Кругом дым пожаров. Вот и переправа. Бьёт мелкокалиберная зенитка. Справа и слева огненные трассы рассекают воздух. Кажется нет места, где бы не было этих смертельных трасс.

    Представьте положение лётчика в этой обстановке, не имеющего снизу никакой защиты от губительного огня зениток, кроме фанерного пола кабины. Презирая смерть, преодолевая все опасности, эскадрилья уже произвела три атаки, а противник всё прёт и прёт на переправу. И вот тогда, когда израсходованы все боеприпасы, самолёт стал плохо управляемым, подбитый зениткой, тяжело раненный Гоман превознемогая боль, собрав остатки сил, набрал небольшую высоту, развернулся и во имя победы, во имя Родины, бросил своего ЯКа  в самую гущу колонны врага, прущей на переправу. Ценой больших потерь обошлась врагу смерть героя. Память о герое и отважном лётчике живет и будет жить в наших сердцах.

    В первой половине ноября полк из Крутышки перешёл в Малино (30 км. севернее Каширы), продолжая штурмовыми действиями уничтожать живую силу и технику врага на Тарусском, Тульском и Веневском направлениях.

    Во второй половине ноября полк из Малино перешёл в Люберцы и вошёл в состав ВВС обороны Москвы. Здесь он пополнился самолётами и лётчиками. В состав полка в полном составе вошла эскадрилья на ЛАГГ – снятая с ПВО г. Ярославля под командой капитана Огородникова. К этому времени под Москвой сложилась тяжёлая обстановка. Противник, перейдя в решительное наступление, пытался во что бы то ни стало, захватить Москву. Он уже занял Клин, Солнечногорск, Истру, подошёл к Яхроме и Кубинке.

    С аэродрома Люберцы до линии фронта полёт занимал 10-12 минут. В день делали до 10 вылетов на штурмовку войск. На два вылета бензином заправлялись один раз и два раза боеприпасами. Почти каждый вылет сопровождался ожесточёнными воздушными боями. Если в воздушном бою не израсходован боезапас, штурмовали войска.

    В районах Клина, Солнечногорска, Дмитрова и Яхромы в воздухе была самолётная «каша»: сюда была брошена вся наличная авиация, все марки самолётов, которые имели на вооружении от ПО-2 до Яков. Вся эта масса была в воздухе, шла на задание и возвращалась обратно в течение дня.

    Вот идёт старик бомбовоз ТБ-3 в сопровождении эскорта истребителей. У него скорость сказочная – 160 км/час, бомб 3 тонны, да за счёт неполной заправки горючим ещё берёт 3 тонны. Подойдёт к цели и сыплет бомбы. А вокруг него идет жестокий воздушный бой. Куда не посмотришь – везде идёт бой или штурмовка и бомбардировка войск врага. Столбы дыма, смрада и огня поднимаются к небу от взрывов, горящих самолётов, танков, городов и посёлков. Это были не бои, а настоящие сражения.

    Вспоминая эти дни, лётчики говорили: «Взлетишь и видишь под крылом Химки, Москву и понимаешь, что дальше пятиться некуда. Нет пути назад. Вот тут и отдашь все для уничтожения врага. А на аэродроме ждут техники, механики, они спросят, что ты сделал в этом боевом вылете. А если ничего, то они так на тебя посмотрят, что в душе холодок пробежит. Вспоминали бессонные ночи, в которые они латали и готовили твой самолёт».

    “Однажды меня фашисты подловили в районе Солнечногорска, – рассказал мл. лейтенант М. Ф. Куракин, – вылетел я с Люберец, в воздухе было спокойно и я стал штурмовать войска врага и так увлёкся, что израсходовал все боеприпасы. При выходе из последней атаки на меня навалилась шестерка мессеров. Они быстро разобрались, что я безоружен. Бесчисленные атаки врага следовали одна за другой со всех сторон. Вот тут я «досыта» накувыркался, пока удалось перетянуть весь этот клубок на свою сторону. К сожалению, многие атаки врага были успешны. Почти неуправляемый самолёт удалось посадить за Химкинским мостом, против водной станции, только на противоположной сторону. Мой Ячек стал похож на ежа – всюду торчали щепки и клочья перкали”. При осмотре самолёта насчитали 325 пробоин. Но самолёт вскоре был восстановлен.

    В боях Подмосковья полку сопутствовали не только удачи, но и огорчения, полк терял своих боевых лётчиков. В конце ноября в 16:00, когда наступили сумерки, на разведку варшавского шоссе до Юхнова вылетел ст. лейтенант И. Ф. Панасенко с задачей – установить интенсивность движения по шоссе и скопление войск. С этого вылета Панасенко не вернулся.

    В этом же месяце, при сопровождении штурмовиков в район г. Волоколамск, при отражении мессеров погиб капитан Огородников. После Огородникова эскадрильей стал командовать ст. лейтенант Л. М. Крейнин. В одном из вылетов в районе Медыни вёл ожесточённый бой с шестеркой мессеров. Будучи раненым, с подбитого и неуправляемого самолёта выпрыгнул. При раскрытии парашюта у него свалились унты. Приземлившись, он отморозил ноги. Его подобрали наши войска и направили в госпиталь. Но он упросил, чтобы его доставили в родной полк. В полк его принесли на носилках. Распрощавшись с боевыми друзьями, его отправили в госпиталь. Из госпиталя в полк он не вернулся.

    После Крейнина эскадрилью принял Е. Д. Петров (впоследствии ему было присвоено высокое звание Герой Советского Союза). Пали смертью храбрых и другие лётчики на полях Подмосковья.

    Настал радостный день. Наши войска перешли в наступление. Полк штурмовыми действиями содействовал своим войскам, уничтожая живую силу и технику врага. Уничтожал воздушного противника в воздухе и на земле.

    17 декабря 1941 года 4 ЛАГГ-3 под командой батальонного комиссара Г. К. Резниченко, возвращались домой после штурмовки войск врага в районе Гжатска. Не доходя до Можайска, наши истребители увидели на попутном курсе 5 Ю-87 и атаковали их. В двух атаках сбили 4 Ю-87. Пятый был атакован Г. К. Резниченко, Юнкерс задымил и скрылся в дыму горящей деревни. Из-за недостатка горючего преследовать его не было возможности.

    24 декабря полк получил задачу уничтожить штаб корпуса и дивизии врага в деревнях Окатово и Воробьи. На выполнение поставленной задачи вылетело 9 ЛАГГ-3 под командой Г. К. Резниченко. Под самолёты были подвешены бомбы и по 6 РС-82. Задание было тщательно проработано.

    На рассвете девятка вылетела на задание. Выйдя на цель, лётчики увидели до 30 автомашин и несколько автобусов, туда и направили основной удар бомбами и РСами. При втором заходе лётчики наблюдали большой пожар и до 200 фашистов, выбежавших из машин, занимающих огневые точки и прятавшихся в огородах. Зенитный огонь был открыт только после второй атаки. По докладу лётчиков 120 ИАП, штурмовавших этот пункт, на 30 минут позднее наблюдали до 15 автомашин, уходящих на Малоярославец. Видимо, это были остатки разгромленных штабов.

    26 декабря от наших войск было получено сообщение, что в районе Дубоевское и Реоховская скопление до 300 автомашин и танков. По этой цели были организованы  последовательные штурмовые удары. Г. К. Резниченко три раза водил группы на эту цель. По сообщению начальника штаба ВВС обороны Москвы полковника Воронова уничтожено и выведено из строя 86 автомашин и танков.

    В начале 1942 года полк перешёл на аэродром Кубинка. С этого аэродрома, выполняя боевое задание 5 января Г. К. Резниченко, был подбит огнём ЗА. На подбитом самолёте пытался дотянуть до аэродрома, но не хватило горючего. При вынужденной посадке на лес сломал руку и ногу. Был направлен в госпиталь и в полк не вернулся.

    Военком 2-й эскадрильи Георгий Куприянвич Резниченко своей боевой и воспитательной работой вписал в историю полка ряд замечательных страниц. Это был подлинный комиссар, он отлично освоил и полюбил самолёт. ЛАГГ-3, до отказа нагруженный бомбами, РСми, патронами, в его умелых руках действовал безотказно. Отлично зная свой самолёт и тактику врага, хорошо ориентировался, точно и грамотно выходил на цель, нанося чувствительные удары по врагу.

    Подлинный патриот, коммунист рвался в бой, увлекая за собой остальных. Летал в любых метеоусловиях. При выполнении задания выбирал наиболее уязвимую, важную цель, делая в некоторые дни по 5-6 вылетов. За образцовое выполнение заданий Г. К. Резниченко награждён орденом «Красное Знамя».

    При посещении его лётчиками полка в госпитале он сказал своим боевым товарищам, по-отцовски напутствуя: «Не столь важно сколько вы там собьёте немцев, а очень важно то, что после войны, если вам будет суждено жить, рассказать обо всем людям».

    12 января 1942 года от наших войск поступило сообщение, что на переправе через р. Нара у Дорохова до батальона  мотопехоты. Для нанесения удара было немедленно выслано два звена ЛАГГ-3. Возвратившись с задания, лётчики доложили, что на дороге к переправе до 300 автомашин и фургонов с пехотой. Немедленно, группами 5-6 самолётов полк приступил к уничтожению этой колонны. На её атаку было произведено 26 вылетов. По сообщению из 5-й Армии уничтожено до 80 автомашин и 400 солдат.

    13 февраля 5 самолётов под командой И. А. Самохвалова вылетели для уничтожения самолётов врага на аэродроме Валутино. Наши истребители вылетели на рассвете. Погода была ясная, стояла слабая морозная дымка. К аэродрому подошли неожиданно на высоте 2000 м. Противник принял их за своих, выложил старт и дал серию опознавательных ракет.

    Сделав круг и посмотрев, где стоят самолёты, тройка сразу перешла в атаку, пара осталась прикрывать атаку, вести борьбу с взлетающими самолётами, и подавлять зенитные средства. Удар был настолько внезапным, что противник опомнился только после второй атаки и привёл в действие зенитную оборону. Пытались взлететь 2 МЕ-109, но были подбиты Самохваловым. В результате атаки уничтожено 2 МЕ-109, 1 Ю-52, 1 МЕ-110 и три самолёта неустановленного типа. Подавлен огонь 5-ти зенитных точек.

    19 февраля 4 ЛАГГ-3 под командой ст. лейтенанта Е. Д. Петрова прикрывали части 5-й Армии в районе Сорокино, Некрасово, Уварово. В 15:00 наши истребители увидели 3 Ю-88 на высоте 1300 м., идущих на восток. Один «Юнкерс» отстал. Петров передал о появлении бомбардировщиков и перешёл в атаку на отставшего Ю-88.

    Лейтенант Виктор Силантьев исключительно быстро управляемым переворотом вышёл из строя и на максимальной скорости, с набором высоты бросился на двух «Юнкерсов». Первую атаку произвёл сверху, вторую снизу с кабрирования. После этого зашёл в хвост «Юнкерсу» и правой плоскостью таранил его. Юнкерс загорелся и упал на Бородинском поле.

    После тарана у самолёта Силантьева отлетела правая плоскость и он перешёл в беспорядочное падение. В момент переворота самолёта Силантьев выпал из кабины так как не был привязан и упал в 75 м от своего самолёта и погиб. Похоронен он в общей могиле на Никольском кладбище.

    Е. Д. Петров, сблизившись с «Юнкерсом», атаковал и сбил его. Самолёт упал в лес северо-восточнее Артемки, что подтвердили местные жители.

    Рассказывая кратко о первых годах боевой деятельности 172 ИАП нельзя обойти молчанием и других его ветеранов, сражавшихся с первых дней в его рядах, под его боевым красным знаменем.

    Командир эскадрильи лейтенант Иван Федорович Панасенко прибыл в полк из числа пилотов многомиллионного ОСОАВИАХИМа. Через 10 дней овладел самолётом ЯК-7б. 25 октября, сопровождая бомбардировщиков, обнаружил в лесу на биуваке большую вражескую часть. Возвратившись, доложил и попросил разрешения атаковать её. Командование разрешило и он атаковал её, уничтожив до 200 немцев, создав панику в стане врага. В короткой боевой жизни он произвёл 75 боевых вылетов. В проведённых воздушных боях сбил 4 самолёта и в группе – 245 автомашин, до 30 перевозок и 100 немцев.

    Отличный разведчик Панасенко, летающий в любую погоду, доставлял ценные данные о противнике. Бесстрашный воздушный боец. Смело и решительно дрался с немецкими захватчиками, не щадя ни сил ни жизни. 11 декабря не вернулся с задания.

    Лётчик старшина Владимир Федорович Куркин заслуженно считался лучшим штурмовиком полка. Около 100 вылетов произвёл на штурмовку сухопутных войск врага. Своими ударами вывёл из строя до 50 автомашин, 43 повозки, 145 фашистов, подавил огонь 12 зен. точек.

    Будучи тяжело раненым, возвратившись с задания, на четвёртом развороте сорвался в штопор и погиб старшина Алексеев. В конце февраля не вернулся с задания мл. лейтенант Дмитрий Латышев. В воздушных боях погибли ст. лейтенант Алексей Васильевич Кудинов, лейтенант Иван Романович Товпенко.

    В составе ВВС обороны Москвы полк 172 ИАП произвёл 1383 боевых вылета, уничтожил и вывел из строя: 2 трактора, 28 танков, 1133 автомашины, 888 повозок, 74 орудия, 59 пулемётов, 8 бензоцистерн, 3 ж.д. эшелона. В воздушных боях сбито 16 и уничтожено на земле 11 самолётов врага.

    С 1 марта 1942 г. полк был выведен из состава ВВС обороны Москвы и передан в состав ВВС 33 Армии, а 24 марта был переформирован в 172 смешанный авиаполк в составе одной истребительной и одной легкобомбардировочной эскадрильи на аэродроме Тишинино (в районе г. Верея).

    В составе ВВС 33 Армии истребительная эскадрилья вела разведку визуально и с фотографированием обороны врага. Прикрывала войска Армии. За этот период до 18 февраля 1943 г. произвела 935 вылетов, в проведённых воздушных боях сбила 39 самолётов, из них 25 бомбардировщиков. Трижды сфотографировала оборону врага перед фронтом армии.

    Легкобомбардировочная эскадрилья на ПО-2 бомбардировала ночью передний край обороны врага. Вела разведку дорог, подходящих к линии фронта с попутным бомбардированием обнаруженных целей. Доставляла партизанам оружие, боеприпасы и продовольствие с посадкой в тылу.

    За этот период произвела 687 боевых вылетов, на связь с партизанами 63 вылетела. Перевезено к партизанам 8 человек, вывезено 4 человека, сброшено с парашютом в тылу врага 17 человек. Сброшено 60 тонн бомб разного калибра, более миллиона листовок.

    Потери: 3 самолёта (2 истребителя и 1 ПО-2). В воздушном бою сбит сержант Зеленский. 14 октября не вернулся с боевого задания экипаж на ПО-2. Командир звена ст. лейтенант А. М. Богомолов, штурман звена лейтенант М. Г. Митрофанов. При вынужденной посадке получил тяжёлые травмы командир истребительной эскадрильи лейтенант М. Ф. Куракин.

    В начале сентября М. Ф. Куракин повёл свою эскадрилью в составе 9 самолётов на задание. На высоте 1500 метров в 7 км за линией фронта отказал мотор, срезало ведущий валик всех трёх помп: водяной, масляной и бензиновой. Передав командование, Куракин развернулся обратно, пытаясь перетянуть линию фронта. Выйдя на свою территорию, ему пришлось садиться на бывшие окопы и противотанковый ров. И как в таких случаях бывает, сначала отвалился мотор, затем плоскости и хвост. Но кабина, несмотря на то, что сделала несколько сальто, осталась цела и остановилась в горизонтальном положении.

    А дальше было так, как он потом рассказал – «Когда я отстегнул привязные ремни, вышел из кабины, снял парашют, то уже ничего не видел от «поцелуев» с кабиной и её арматурой. Руками добрался до глаз, растянул опухоль и стал от радости плясать, я вижу глаза целы. Подбежавшие колхозники испугались, думали, что я с ума сошёл. Лица не было – одна чёрная масса, в синяках и кровоподтеках.

    Из госпиталя я вернулся через 6 месяцев с палкой в руках и заключением медицинской комиссии о полной непригодности к военной службе со снятием с воинского учёта. В полку меня встретили очень тепло и сердечно с большой радостью. Дали отдохнуть около месяца, так как я только что бросил палку. Справку из госпиталя с заключением медкомиссии у меня никто не спросил и я её выбросил. Вскоре мне поручили формировать и командовать 3-й эскадрильей».

    Рассказывая о боевой деятельности лётчиков полка, не следует умалчивать о трудовых подвигах технического состава, которые своим самоотверженным трудом обеспечивали боевую готовность самолётов.

    Доброго слова благодарности заслуживают: техники эскадрилий, ст. техник лейтенант И. А. Чернега, воентехник 2-го ранга И. И. Капинус. Техники звеньев, техники-лейтенанты И. М. Никоненко, И. С. Денисов, Г. М. Требушной, С. И. Коротеев. Техники по вооружению: старшие техники-лейтенанты В. Я. Краснов, Ф. С. Гринев. Ст. техник-лейтенант по спецслужбам И. А. Русанов.

    Механики самолётов: старшины И. Ф. Гудилин, Н. С. Пономаренко, Е. П. Беликов, В. Соколов. А. А. Смирнов и другие. Мотористы и оружейники, радисты и укладчики парашютов. Все они заслуживают того, чтобы о них сказать доброе слово благодарности за их самоотверженный труд.

    Примером может служить (как приходилось работать техническому составу) такой факт. Дело было под Москвой, 12 ноября лейтенант М. Ф. Куракин возвратился с боевого задания с пробитыми бензобаками, а исправных самолётов – 3. Вот он и говорит своему механику Гудилину к утру заменить бензобаки. Мороз до 30 градусов, а на каждом бензобаке по 100 шурупов!

    Утром, придя на аэродром, Куракин спрашивает у техника Капинус о готовности самолёта. Капинус доложил, что самолёт готов. «А как удалось завернуть шурупы на щитке баков, ведь это такая мелкая работа, что в рукавицах её не сделаешь?» – спросил Куракин? Капинус рассказал, как действовал Гудилин. «Гудилин плюнет на палец, приморозит к нему шуруп, потом наживит его в резьбе, а дальше заворачивает его отверткой». Зайдя в землянку, Куракин видит, как его механик дует на указательный палец правой руки, который стал с большой огурец. Он встал и виновато докладывает – «Товарищ командир, самолёт к вылету готов». Вот так иногда приходилось работать техническому составу.

 

    ***

    272 ИАП был выведен из состава 203 ИАД  и передан во вновь формированную 309 ИАД. Формировал, потом и командовал полком майор Михаил Иванович Предков. Опытный боевой командир. Участник боёв на Халхин-Голе. На фронте Отечественной войны с 20 сентября 1941 г.

    Военком полка Алексей Павлович Кутырев опытный политработник. Оказывал командиру большую помощь в организации боевой жизни полка.

    Начальник штаба – майор Илья Владимирович Данильчук с хорошей теоретической  подготовкой. Участник войны с первых дней.

    Штурман полка майор Александр Сергеевич Назаренко. Смелый и мужественный лётчик. В бой шёл смело и лётчики с ним шли уверенно, они знали, что Саша не подведёт и не бросит в бою, а это очень важно в борьбе с врагом.

    Командир 1-й эскадрильи капитан Анатолий Андреевич Лухтионов. Участник боёв на озере Хасан, Халхин-Голе. Хороший опытный лётчик. Много уделял внимания переучиванию лётчиков на самолёте ЛА-5.

    Командир 2-й эскадрильи Герой Советского Союза полковник Петр Федорович Шевцов. За мужество и героизм, проявленные в боях с немецкими фашистами в небе Испании, ему было присвоено высокое звание. Бесстрашный боевой лётчик и командир.

    Вскоре на этой должности сменил его ст. лейтенант Сергей Александрович Пчелинцев. Но жизнь боевого командира, хорошего воспитателя, оборвалась 4 июня 1943 г. Он трагически погиб при вывозном полете своего заместителя ст. лейтенанта А. Ф. Гребеньщекова на самолёте ЯК-7у.

    Командир 3-й эскадрильи майор Василий Алексеевич Курочкин.

    Заместитель командира лейтенанта 1-й эскадрильи ст. лейтенант Анатолий Александрович Грачев. Дрался храбро, смело и настойчиво добивался победы.

    Командир звена лейтенант Иван Кириллович Климанов. Начал войну в июле 1942 г. сержантом. В первых боях показал себя храбрым и мужественным лётчиком истребителем. Вскоре стал водить группы в бой: лётчики с ним смело шли в бой, знали, что Ваня не подведёт.

    Инженерно-авиационную службу полка возглавлял инженер майор Иван Иванович Ануреев, высокограмотный и культурный инженер. В настоящее время генерал-консультант по техническим вопросам генштаба СССР. Вскоре был отозван в Москву.

    На его место был выдвинут с повышением инженер-капитан Борис Петрович Батуров. Участник войны с белофиннами и в Отечественной с первых дней. Имеет хорошую теоретическую подготовку и большой опыт эксплуатации самолёта ЛА-5, которым начал вооружаться полк. В полку он проделал большую работу по обучению лётного и технического состава грамотно эксплуатировать самолёт ЛА-5.

    Инженер по вооружению, инженер-капитан Григорий Степанович Хрюков. Участник войны с белофиннами, в Отечественной войне с первых дней. Зная хорошо вооружение самолётов, много сделал, чтобы обучить лётчиков владению оружием в бою, а техников и механиков правильному уходу за оружием и подготовке его к боевому вылету.

    Инженер по электроспецоборудованию ст. техник-лейтенант Михаил Сергеевич Девятов. Участник войны с белофиннами, в Отечественной с первых дней. Провёл большую работу по обучению лётчиков грамотной эксплуатации оборудования самолёта в бою.

    Техник по радио Иван Андреевич Марухин. Участник боёв на озере Хасан в Отечественной войне с декабря 1942 года. Имея высшее образование, обучил лётчиков правилам пользования радиосвязью на земле и в воздухе.

    При переучивании полка на самолёты ЛА-5, большую работу проделали ст. техники-лейтенанты: Г. Н. Ерохин, П. Д. Тарабеев, А. П. Дрибноход, Е. А. Волхонский. Начальник связи полка – Артем Тимофеевич Литвин.

 

                                            ***

    17  августа 1941 года на аэродроме Сейма (40 км. восточнее г. Горького) при 2-м ЗАПе МВО начал формироваться 272 ИАП в который вошли, укомплектованными личным составом и самолётами ЛАГГ-3, одна эскадрилья из 434 ИАП и вторая из 247 ИАП. 12 сентября полк был сформирован и отправлен на Северо-Западный фронт, аэродром Градобит и вошёл в состав   6-й САД.

    Лётный и технический состав в боях с немецкими захватчиками показал образцы самоотверженности, мужества и героизма, беззаветную преданность Родине. Но недостаточная подготовленность лётчиков сказались на результате воздушных боёв. Через два месяца – 20 ноября полк был выведен в резерв для пополнения лётчиками и самолётами.

    За эти два месяца полк произвёл 875 боевых вылетов. В проведённых 15 воздушных боях сбил 11 и на земле 6 самолётов врага. Потерял 16 самолётов и 4 лётчика. Не вернулось с боевого задания 9 экипажей.

    Укомплектовавшись и пройдя некоторую тренировку 4 июня 1942 г. полк перелетел в Умиленка и вошёл в состав 203 ИАД 1-й ВА и принял участие в боях на Жидриско-Людиновском направлении. До 24 июля произвёл 518 боевых вылетов. В проведённом 81 воздушном бое сбил 30 и на земле 3 самолёта врага. На ж.д. станции Куземки разбил 1 ж.д. эшелон. Потери: 6 самолётов и 2 лётчика, не вернулись с боевого задания 4 экипажа.

    26 июля полк перешёл в Глазово и участвовал в боях на Ржевско-Сычевском направлении, прикрывая свои войска. Произвёл 315 боевых вылетов. В проведённых боях сбил 10 самолётов врага. Потери: 5 самолётов, не вернулись с боевого задания 3 экипажа.

    18 августа полк снова переходит на левый фланг фронта и действует на Болховском направлении. За 12 дней произвёл 224 боевых вылетов. В проведённых 73 воздушных боях сбил 10 самолётов, штурмовыми действиями уничтожил 10 автомашин. Потери: 4 самолёта, 1 лётчика и не вернулось с боевого задания 2 экипажа.

    31 августа полк опять участвует в боях на Ржевском направлении. Произвёл 229 боевых вылетов, в проведённых 77 воздушных боях сбил 9 самолётов врага. Потеряли 1 самолёт.

    6 января полк перешёл на аэродром Кубинка и приступил к переучиванию лётчиков на самолёты ЛА-5. До вступления в состав 309 ИАД полк произвёл 2161 боевой вылет. В проведённых 329 воздушных боях сбил 70 самолётов врага и 9 на земле. Разбил 1 ж.д. эшелон и 10 автомашин. Потери: 32 самолёта, 7 лётчиков, не вернулись с боевого задания 18 экипажей.

 

                                                  ***

    И так, приступив к формированию 18 февраля, к 2-му марта дивизия в основном была сформирована и была готова к выполнению боевых задач по одной эскадрильи от каждого полка, имея следующий боевой состав. Самолётов исправных – 84, неисправных – 10, боеготовых лётчиков – 56.

    Особая ответственность ложилась на инженерный отдел. Самолётный парк в своём большинстве с выработанным ресурсом. На многих требовалась замена неисправных и ненадёжных агрегатов. Все мы отлично помним, что перебазировавшиеся заводы с западных областей на восток работали в тяжёлых условиях. Работали на них подростки и женщины, заменив мужчин, ушедших на фронт. А с каким напряжением работали, некоторые из них неделями не выходили с завода, там питались, там и отдыхали. Все старались, как можно полнее обеспечить фронт всем необходимым.

    Это несомненно отражалась на качестве продукции. Самолёты имели большое количество дефектов. Часто получалось так, что не так трудно устранить неисправность, как трудно её найти. Но технический состав и командование не обижались на промышленность. Ибо хорошо знали и понимали, в каких условиях и с каким напряжением работает промышленность.

    Получив новые самолёты, их приходилось доводить на фронтовых аэродромах. Тесная связь фронта и тыла, их взаимное понимание друг друга и решили успех в этой титанической борьбе советского народа.

    Порой приходилось производить ремонт или устранять дефект целых агрегатов самолёта, по своей сложности это нужно было делать в стационарных мастерских. Но это выводило бы самолёт из числа боевых на долгое время, что в условиях фронта недопустимо. Поэтому часто шли на риск. У всех было одно стремление – держать самолёт в боевой готовности. Мастерская у техника и механика была под плоскостью самолёта, на самолётном чехле. Тут он часто разбирал и ремонтировал сложный прибор, имея под рукой инструментальную сумку.

    Только теперь, спустя десятки лет, в полном объёме начинаешь понимать и оценивать тот огромный объём работы, который выполнял технический состав от инженера дивизии до моториста. В любых условиях погоды, днём и ночью, в стужу, метель, вьюгу, дождь, слякоть, весеннюю распутицу, осеннее ненастье и грязь. Готовили самолёты к боевому вылету.

    Эти незаметные герои – труженики сделали очень много в деле достижения победы. И как память тех дней у многих из них остались хронические заболевания. От стружки, сырости, недосыпания и нервного переживания за работу обслуживаемого им самолёта в воздухе. Переживание за судьбу своего командира экипажа, вылетевшего в бой.

    Если кто из вас, присутствуя на аэродроме, обращал внимание, тот, видимо, не мог не заметить, как волнуются и переживают техники и механики. Вот из шестерки, вылетевшей на задание, возвращается пять. У всех одна мысль, чей не вернулся? Кто не вернулся? У всех тень на лице. Каждый думает – неужели мой? Неужели мой? Что могло случиться. Перебирая в памяти всё ли он сделал, всё ли им проверено перед вылетом?

    Но вот началась посадка и как у некоторых техников и механиков начинают светлеть лица, видя свой самолёт. И наоборот, выражение скорби и печали на лице механика или техника навернувшегося самолёта. Потом он бежит к зарулившим самолётам узнать, что случилось с его командиром.

    А в напряжённые дни операции лётчики делают по 3-4 вылета в день, а иногда и более и каждый раз они переживают. Часто нет сил выразить словами то переживание, когда он услышал, что его командир сбит. Идёт он убитый горем, как-то сгорбившись, к месту стоянки самолёта, сворачивает чехол и долго сидит молча, переживая случившееся. Потом заговорит с подошедшими товарищами, высказывая боль своей души. Хорошие души на фронте быстро сживаются, а потом горько переживают гибель товарища.

    Но жизнь идёт, этот техник получает в обслуживание другой самолёт. Приходит новый командир экипажа, часто молоденький, со школьной скамьи. Снова сживаются, привыкают друг к другу. И снова переживания за командира. У многих техников и механиков за войну таких случаев было несколько. И каждому он отдал частицу своего сердца, своей души. И пока они живы и ходят по земле, они свято чтят и помнят своих командиров экипажей.

    Кто бывал среди техников и механиков, тот мог слышать, как они гордятся успехами своего командира в бою.

    Прибывшие лётчики из школ и запасных полков часто не были готовы к выполнению боевых задач. Требовалась большая тренировка в технике пилотирования и боевом применении – воздушные бои, стрельба по конусам и щитам. Требовалась немалая доработка и сколачивание штабов смешанных авиаполков в однородную истребительную дивизию.

 

    2. НА ГЖАТСКО-ВЯЗЕМСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

 

    На Ржевско-Вяземском направлении было сосредоточено две трети войск группы армии «Центр», в составе 9-й и основных сил 4-й и 3-й танковых армий. К концу февраля 1943 г. на усиление группировки под Орлом и Харьковом было взято шестнадцать дивизий. Оставшихся сил явно не хватало, чтобы удержать плацдарм. Для врага создалась опасность прорыва наших войск на флангах и окружение всей находящейся здесь группировки. Поэтому уже с середины февраля немецкое командование начало готовиться к выводу своих войск из этого, ставшего теперь опасным «мешка» и 2 февраля отдало приказ об оставлении плацдарма.

    Одновременно с начавшимся отходом противника, наши войска 2 марта перешли в наступление. Решительными действиями они препятствовали планомерному отводу немецких войск. Неотступно преследуя врага, наши войска 3 марта освободили Ржев, а 12 марта Вязьму. Под давлением наших войск враг поспешно отходил, бросая на дорогах военное имущество, неся потери в живой силе и технике.

    22 марта на рубеже – Рибшево, Сафоново, Милятино  – встретили сильное сопротивление наши войска и вынуждены были перейти к обороне.

    Из-за плохих метеоусловий в первые дни дивизия не смогла принять участие в боевых действиях и только 6 марта, с улучшением погоды, начала действовать. Вела разведку на Смоленском направлении, попутно штурмовала отходящие войска противника. Непосредственным сопровождением прикрывала штурмовиков 233 ШАД. Прикрывала свои войска в районе: Сенное, Корябино, Верховье, Лазинки, Старинки и Чебыши. В этот день 6 марта лётчики открыли счёт, уничтожив 5 автомашин с грузом.

    Для лучшего руководства частями штаб дивизии из Кубинки перешел в Можайск. Основное направление командование дивизии направляло на максимальное использование всех возможностей для обеспечения боевой работы. Одновременно решало задачу по сколачиванию полков и их штабов, их выучки и организованности.

    На выполнение этих задач была направлена вся работа штаба, политотдела, инженерного отдела и начальников служб. Офицеры управления дивизии, находясь в частях, практически осуществляли контроль на месте и при необходимости оказывали помощь в проведении всех мероприятий, обеспечивающих успех.

    16 марта в 16:40 с аэродрома Дедюрово вылетели 4 ЯК-7 172 ИАП под командой подполковника Б. А. Белокопытова, его ведомым шёл молодой пилот сержант И. С. Пахомов. В этот день он выполнял третий боевой вылет. Вторую пару вёл капитан И. И. Гонченков.

    Наши истребители сопровождали шестерку ИЛ-2 233 ШАД, наносящих удар по ж.д. ст. Сафоново, где скопилось много эшелонов с живой силой и техникой. Для внезапного выхода на цель штурмовики делали заход с северо-запада.

    В 30 км севернее Сафоново, Пахомов увидел впереди «Хеншел-126», корректировавший огонь своей артиллерии. Об этом он по радио сообщил Белокопытову, а потом вышел вперёд и дал очередь из пулемётов в сторону ХШ-126.

    Белокопытов приказал Гонченкову сопровождать штурмовиков, а Пахомову – «Атакуем», и ринулся в атаку на «костыля», так с презрением называли в наших войсках ХШ-126. Сблизившись и произведя по одной атаке наша пара левым разворотом с набором высоты пошла догонять штурмовиков. После атаки ХШ-126 задымил и пошёл со снижением, преследовать и наблюдать за ним не было времени.

    При подходе к штурмовикам они увидели четверку ФВ-190, заходящих в атаку. Оценив обстановку, пара Белокопытова пошла на сближение.

    Ведущий первой пары «фоккеров»прервал атаку по штурмовикам левым боевым разворотом и решил выйти из под удара Белокопытова и горящим факелом врезался в землю. Это был первый сбитый самолёт врага в дивизии.

    В этот момент Пахомов увидел, как со стороны солнца «фоккер» заходит в хвост Белокопытову. Развернув свой самолёт в сторону атакующего, дал заградительную очередь. Но в этот момент в его кабине произошёл взрыв. Самолёт перешёл в пикирование, рули управления не действовали. Неуправляемый самолёт падал. Собравшись с силами Пахомов выпрыгнул из кабины.

    Долго ещё отбивался Белокопытов от наседавших на него трёх ФВ-190. Обладая высокой техникой пилотирования, он каждый раз выходил из-под, казалось, последнего рокового удара. Будучи раненным на подбитом самолёте, он оттянул бой на свою сторону и вышел из боя. Связав боем «фоккеров», он обеспечил успешное выполнение боевой задачи штурмовиками. Выполнив задачу, они благополучно возвратились в сопровождении пары Гонченкова. Не дотянув до аэродрома, Белокопытов на подбитом самолёте произвёл вынужденную посадку в поле.

 

                                                 ***

    Фронт всё дальше двигался на запад. Дивизия оставалась далеко в тылу. Самолёты летали на пределе их радиуса. Весенняя распутица не позволяла подготовить грунтовые аэродромы у линии фронта. Но вскоре командующий 1-й ВА приказал дивизии перейти на вяземский аэродромный узел, это старые довоенные аэродромы.  14 марта от управления дивизии и полков выехали передовые команды, прибыв на место, увидели сплошное опустошение, сожжённые и разрушенные дома, и лётные поля. На аэродроме Новое село немцы заложили глубоко в землю 41 пакет, состоящий из 5-6 фугасных бомб по 250 кг. каждый. Из них 26 пакетов были взорваны, образовав на лётном поле воронки диаметром от 8 до 10 м. и глубиной 6-8 м. Остальные 15 пакетов пришлось обезвреживать, выкапывать, а потом засыпать землей и утрамбовывать. На бетонированной полосе и рулежных дорожках аэродрома Дваевка насчитали 75 воронок. Настолько изуродованная полоса, что восстановить её, казалось, невозможно. Большинство аэродромных зданий взорвано, а ближайшие деревни сожжены.

    Прибывший личный состав дивизии и местное население, мобилизованное на восстановление аэродрома, к 20 марта восстановили ограниченные полоски для взлёта и посадки на окраинах аэродрома.

    В г. Вязьма и её окрестностях личный состав увидел невиданные в истории зверства немцев. Разрушен и сожжён старинный русский город. Большинство деревень вокруг города сожжены. Оставшиеся в живых и не угнанные в Германию мирные советские граждане ютились около своих пепелищ. В одном из колодцев были обнаружены тела взрослых и детей.

    Видя эти зверства, личный состав горел жгучей ненавистью к немецко-фашистским захватчикам. Наших воинов звали в бой ненависть и месть. Героизм наших лётчиков, труд технического состава с каждым днём нарастали. Этим они утоляли жажду мести в беспримерной храбрости и отваге в борьбе с врагом. Особенно проявили подлинный трудовой героизм техники, механики и мотористы, работающие день и ночь над восстановлением аэродромов и подготовке самолётов к вылету.

    На занятом 49 и 162 ИАП аэродроме Двоевка был вскоре обнаружен кабель, концы которого уходили под уцелевшее здание, в котором размещался личный состав и БАО и столовая. Быстро были приняты меры предосторожности. Весь личный состав был немедленно выведен и размещен в уцелевших домах д. Васенки. Вокруг домов выставили охрану и вызвали минёров.

    При осмотре подвального помещения было обнаружено: под зданием, где размещался личный состав 49 ИАКП на глубине около 5 м. 5 фугасных авиабомб по 250 кг. Под зданием, где размещался личный состав 162 ИАП и 262 БАО 4 фугасных авиабомбы, а под столовой 10 таких бомб.

    При разминировании из-за неопытности минёров произошёл взрыв. Полностью была разрушена двухэтажная казарма. Погибли 6 человек минёров и моторист 162 ИАП ст. сержант П. И. Шмидтов, который в момент работы минёров побежал в казарму за инструментом и противогазом. Ранен солдат БАО. Погибло много личных вещей и государственного имущества. 3 автомашины, специнструмент ПАРМ-2, противогазы, постельное белье, обмундирование и много другого имущества.

    Ценой больших потерь противнику удалось закрепиться на заранее подготовленных позициях по р. Вопь и далее на юг до Спас-Деменска. Этому способствовала весенняя распутица. Вышедшие из строя грунтовые дороги затрудняли подвоз войскам всего необходимого для боя. Создалось такое положение, что на отдельных участках всё необходимое войскам доставлялось днём и ночью самолётами ПО-2.

    К 22 марта Ряжско-Вяземский плацдарм был ликвидирован. В этой операции дивизия получила некоторый боевой опыт и стала представлять из себя мало-мальски сколоченный боевой коллектив, способный выполнять более сложные боевые задачи. Лётчики при выполнении боевого задания лучше изучили друг друга.

    За период этой операции дивизия произвела 631 боевой вылет, в основном на прикрытии своих войск. В проведённых 14 воздушных боях сбили 5 самолётов, уничтожили на земле 15 автомашин и до роты солдат.

    В этих первых боях лучших успехов достиг 49 ИАКП. Личный состав проявил мужество и самоотверженность. Командир полка майор Л. И. Сорокин в воздушных боях показывал пример храбрости и мужества, умело сочетая командирские навыки с лётным мастерством. За мужество, проявленное в боях майор Л. И. Сорокин был награждён орденом «Отечественной войны 1-й степени». Это была его третья награда, а в дивизии этим орденом первая.

    Лётчик 162 ИАП мл. лейтенант М. П. Грибов зарекомендовал себя отважным бойцом и смелым воздушным разведчиком. Его зоркий и внимательный глаз мог увидеть то, что другим было недоступно. Однажды выполняя в паре задачу по разведке, они внезапно были атакованы четверткой ФВ-190. В этом бою он проявил мужество и героизм. Истребители врага не добившись успеха ушли. Подбитого напарника довёл до своего аэродрома и оба благополучно сели. За успешное выполнение заданий по разведке Грибов был первым в дивизии награждён орденом «Красное Знамя».

    О хорошей боевой работе похвально отозвались штурмовики 198 ШАП:

 

    ОТЗЫВ О БОЕВОЙ РАБОТЕ ПОЛКА

 

    Истребители 172 ИАП, взаимодействуя с 198 ШАП с 14 по 19 марта 1943 года с аэродрома Дедюрово, обеспечили надёжное прикрытие 198 ШАП на маршруте и в районе цели. За этот период в полку потерь нет от истребителей противника. Ведущие групп истребителей 172 ИАП держали с ведущими групп штурмовиков хорошую радиосвязь, которая обеспечивала ясное понимание команд в воздухе и управление боевыми порядками взаимодействующих групп, штурмовиков и истребителей. Командный и лётний состав 198 ШАП боевую работу лётного состава 172 ИАП, взаимодействующего с 198 ШАП, оценивает хорошо.

    Командир 198 ШАП майор Карякин. Начальник штаба 198 ШАП м-р Поляков.

 

    При выполнении боевых заданий показали пример мужества и отваги лётчики 172 ИАП: капитан И. И. Гонченков, ст. лейтенанты – В. А. Сибирцев, А. Н. Буров, В. С. Киселев, Д. А. Кравцов, В. А. Некрасов и мл. лейтенант В. Е. Суслов.

    21 марта 3 ЛА-5 49 ИАКП под командой ст. лейтенанта И. А. Ходун прикрывали наши войска. Встретив 2 Ю-88 под прикрытием 2 МЕ-109, стремительно атаковали бомбардировщиков и заставили их уйти. В завязавшемся бою с истребителями, Ходун сбил одного, второй не принял боя и ушёл.

    Трудовой героизм проявили техники, механики и мотористы. Трудились, не покладая рук: техник лейтенант И. И. Капинус, механики старшины – Рухлинский, Пономаренко, Метельков и другие. Лётчики были уверены, что подготовленные ими самолёты никогда не подведут.

    В 162 ИАП – техник-лейтенант К. И. Ванин, П. Д. Пролеев, П. М. Попов, Ястребов, Тоболев, Пичугов, старшина Коханов. Оружейники сержанты: Акимов, Шатров и другие.

    Созданные партийные и комсомольские организации к концу операции организованно окрепли и стали способными решать все возложенные на них задачи. В первых боях коммунисты и комсомольцы показали пример мужества и храбрости в борьбе с врагом, а также в обеспечении боевых вылетов.

    В марте 1943 года на пополнение дивизии поступило 19 самолётов. Сдано в ремонт 28 самолётов. Боевой состав на 1-е апреля: самолётов исправленных – 51, неисправленных – 18, лётчиков – 147 из них боеготовых – 80.

 

    3. МЕЖДУ ОПЕРАЦИЯМИ

 

    Наступил апрель 1943 года. Страна встретила вторую военную весну, напрягая силы в борьбе с немецкими захватчиками. Промышленность окрепла и вошла в плановый ритм работы, всё больше и больше поставляя фронту новую технику. Особенно это чувствовали мы – авиаторы. Мы стали получать самолёты конструкции Лавочкина и Яковлева, которые по своим лётно-техническим данным нисколько не уступали «хваленым» фоккерам и мессерам, а по некоторым данным превосходили их.

    Тёплые, ясные весенние дни радовали душу. Но зима не хотела уступать. То закроет небо облаками, то подует холодным ветром и засыплет мокрым снегом или холодным дождём. Но как бы зима не злилась, её силы с каждым днём слабели. Весна вступала в свои права.

    Как враг не лютует, хотя он ещё достаточно силён, но весна нашей Победы вступает в свои права. Как в природе, так и в войне наступил перелом. «Хвалёные» немецкие полчища терпят одно поражение за другим. У каждого из нас нет сомнения в том, что за весной наступит лето, как не было сомнения в том, что за наступлением нашей весны – успехов, придёт полная победа над врагом.

    Как ни радостно было на душе, но огорчало то, что размокшие грунтовые аэродромы ограничивали возможность учёбно–тренировочных полётов. Бетонированные полосы на аэродромах Двоевка и Кубинка не зависели от весенней распутицы, но на их использование кроме наших частей были и другие претенденты. В Двоевке помимо наших двух полков базировалась транспортная авиация, которая работала днём и ночью, доставляла грузы передовым частям (т.к. грунтовые дороги были непроходимы).

    В Кубенке, кроме нашего 272 ИАП, размещался учебный центр МВО и части ПВО, которым тоже нужно было летать. В разработанный график-план полётов вносила коррективы и погода. Помимо учебно-боевой подготовки на апрель месяц дивизия выполняла и боевые задачи:

    1. Имела в готовности группы истребителей для действий штурмовиков 233 ШАД и бомбардировщиков 204 ВАД;

    2. Прикрывала сухопутные войска в районах: Костенки, Сумароково, Вадино, Тимошино, (Николо Погорелое) и переправы на реке Днепр;

    3. Вела разведку в полосе: справа – Дорогобуж, Ярцево, а слева – Девятидворка, Павлиново (18 км. СЗ Спас-Деменск).

    Имела дежурные звенья для отражения налёта авиации противника на аэродромы базирования, ж.д. станции Вязьма и перехвата разведчиков

    Для внезапного выхода на цель авиация действует на бреющем. Этим воспользовались немцы и 10 апреля в 14:05 9 ФБ-190 и 3 МЕ-109 внезапно зайдя с востока, на бреющем атаковали аэродром Двоевка и д. Васенки. Посты ВНОС, с которыми был связан аэродром, о появлении противника сообщить не успели.

    Вдруг, словно гром среди ясного неба, мощный гул самолётов и стрельба нарушили тишину. Находящиеся на аэродроме люди бросились кто куда. Когда огненный ураган пронёсся, опасность миновала, разобрались, что произошло. К нашему счастью атака была произведена не строго вдоль ВПП, где вблизи стояли самолёты, а несколько в стороне и по окраине д. Васенки. Самолёты не пострадали, а в деревне легко ранили ст. лейтенанта С. Г. Варановского и подожгли три дома. Не меняя курса, враг ушёл на запад и повторной атаки не сделал, а это было вполне возможно.

    По сигналу успел взлететь из дежурной пары 1 ЛА-5. И вот на виду у всех присутствующих на аэродроме, крайний в строю «Фоккер» отваливает и спокойно заходит в хвост взлетевшему ЛА-5, который успел набрать не более 150 м. высоты, ещё не имея достаточной скорости для маневра. Ему по радио передают, что в хвосте «Фоккер», а он ничего сделать не может без скорости. Фоккер подошёл на расстояние 50-60 м, все в ужасе оцепенели, наблюдая эту картину и каждый понимал, что вот сейчас погибнет человек, а помочь ему ничем нельзя. Но к счастью всех нас и в первую очередь лётчика, «Фоккер» огня не открыл. Видимо, он израсходовал боеприпасы или не сработало оружие. Он отвалил и ушёл за своей группой.

    Всё это произошло так быстро, что все наблюдавшие «очухались» и пришли в себя только тогда, когда увидели, что ЛА-5 ушёл влево с набором высоты. МЗА и ЗП, стоящие на обороне открыли огонь, когда противник прошёл аэродром. Вылетели наши 4 истребителя, но было поздно.

    Вскоре в 162 ИАП произошла смена командования. 15 апреля в полк прибыл командир дивизии с начальником штаба и приказал построить полк. Перед строем подполковник И. И. Гейбо объявил: «Приказом командующего 1-й Воздушной Армии  майор А. И. Лопуховский освобождается от занимаемой должности в связи с переходом на другую работу, а штурман 49 ИАКП майор П. И. Коломин назначается командиром 162 ИАП.»

    Командир дивизии представил Коломина, как опытного бойца истребителя и командира П. И. Коломин в авиации с 1931 года. Прошёл путь от рядового лётчика до штурмана полка. Участник боёв с белофиннами и с первых дней в Отечественной войне. За проявленное мужество и героизм награждён орденом «Красная Звезда» и дважды орденом «Красное Знамя».

    В конце апреля дивизию посетила англо-американская военная миссия, четыре офицера во главе с генералом, в сопровождении переводчика и наших офицеров из высших штабов.

    Прибыли на аэродром Двоевка и зашли на КП 162 ИАП. Оперативный дежурный капитан В. М. Савченко доложил генералу чем в данный момент занимается полк. Когда гости уселись, Савченко доложил обстановку на Западном фронте. Гости улыбались и как будто докладом остались довольны, часто произносили – «О кей, О кей» и вопросов не задавали.

    После этого подполковник Л. И. Сорокин  пригласил четыре экипажа во главе с майором П. И. Коломиным и поставил им задачу: разведка шоссе Сафоново-Смоленск, установка интенсивности и направления движения войск и техники противника. По сигналу с КП четвёртка вылетела. Гости остались на КП в ожидании возращения группы. Коломин прибыл на КП и в присутствии гостей доложил результаты разведки. Тут же было составлено донесение и передано в штаб дивизии.

    Затем гостей пригласили в столовую пообедать. После обеда гости снова вернулись на аэродром, где им показали высший и сложный пилотаж на самолётах ЛА-5 и ЯК-7 и учебный воздушный бой проведённый на ЛА-5 капитаном Н. К. Спириденко, на ЯК-7 капитаном Ю. И. Гороховым. Гости восхищались их искусством и мужеством, часто повторяя «О кей» и остались довольны, выразив свою признательность и благодарность, тепло распрощались и уехали.

    Выполняя поставленные задачи в апреле, дивизия произвела 298 боевых вылетов, в основном на прикрытие района выброски грузов войскам с транспортных и самолётов ПО-2. В проведённых 6 воздушных боях лётчики Н. К. Спириденко, С. Г. Барановский и С. И. Ольховский сбили три самолёта противника.

    3 апреля пара ЛА-5 49 ИАКП капитан Н. К. Спириденко с мл. лейтенантом С. И. Ольховским, прикрывая свои войска, встретил 3 ФВ-1980, в завязавшемся бою сбил «Фоккера», остальные ушли на запад.

    8 апреля пара ЯК-7 162 ИАП ст. лейтенант С. Г. Барановский с старшиной М, П, Грибовым прикрывали свои войска. Встретили ХШ-126 и сбили.

    22 апреля 4 ЛА-5 49 ИАКП под командой лейтенанта А. В. Разина с ведомым сержантом П. П. Мельник-Королюк, мл. лейтенантом Ольховским, старшиной Смольниковым прикрывали свои войска и на высоте 3000 м в начале увидели Ю-87, а потом 2 ФВ-109 и позже ещё 3 ФВ-190. в завязавшемся бою Ольховский сбил «фоккера», остальные из боя вышли.

    В апреле стояла задача ввести в строй 33 молодых лётчика и переучить на ЛА-5 34 лётчика. Произвели 707 полётов, ввели в строй 24 и переучили 24 лётчика.

    298 ОРС, несмотря на недостающие средства связи, сумела организовать и поддерживать связь с полками, взаимодействующими 233 ШАД и 204 БАД и 1-й ВА. Телефонная, телеграфная и радиосвязь на земле и в воздухе работала устойчиво, надежно обеспечив управление частями на земле и в воздухе. При формировании дивизии ни рота связи, ни управление дивизии автотранспортом не были обеспечены. Проявив инициативу и сообразительность, командир роты связи лейтенант Б. Ф. Свинкин послал своего помощника по техчасти лейтенанта М. Х. Гринапель вместе с шофёрами роты и управления дивизии по лесам и болотам вокруг г. Вязьма искать разбитые и брошенные автомашины нашими частями в 1941 г. при отступлении.

    Затратив на поиски три дня, эта команда натаскала запасных частей на 5-6 автомашин, но без кузовов, резины и электрооборудования. Об этом доложили зам. командующего 1-й ВА по тылу с просьбой выделить недостающие запчасти. Зам. командующего похвалил за проявленную инициативу и распорядился выдать на 4-е автомашины резину и электрооборудование. Так рота и управление дивизии укомплектовались автотранспортом и создали некоторый запас запасных частей.

    На фронте не только упорно дрались, но и настойчиво учились. Основное внимание обращалось на изучение самолётов и его оборудования. Изучение района боевых действий, самолётовождение по компасу, карте и времени, сличение карты с местностью, не только теоретически, но и практическими полетами на самолёте ПО-2.

    С руководящим составом полков приказ НКО №074: об организации боевой работы, изучению боевого опыта, проведён разбор боевых вылетов с практическими выводами по тактике действия авиации противника, а также тактика действия наших истребителей в воздушном бою, строи и боевые порядки при сопровождении штурмовиков и бомбардировщиков и прикрытия поля боя.

    Заслушано и обсуждено 10 докладов. Особенно остро разгорелся спор в вопросе управления воздушным боем и место командира в бою. После сбора все её участники вернувшись в полк по всем обсуждаемым вопросам проводили беседы с молодыми лётчиками.

    Международный день 1-е мая личный состав встретил с большим подъёмом и воодушевлением, изучая приказ Верховного Главнокомандующего т. Сталина №195. в приказе кратко подводились итоги двух лет войны, о приобретённом боевом опыте, нацеливая Красную Армию на выполнение величайших задач по разгрому врага.

    В приказе в частности говорилось – «Успокаиваться на достигнутом было бы неразумно. Бойцы должны научиться хорошо владеть своим оружием. Командиры должны стать мастерами ведения боя. Но этого мало в военном деле, а тем более в такой войне, как современная война, нельзя стоять на месте. Остановиться в военном деле – значит отстать. А отсталых, как известно бьют. Поэтому главное сейчас состоит в том, чтобы вся Красная Армия изо дня в день совершенствовала свою боевую выучку. Чтобы все командиры и бойцы Красной Армии изучали опыт войны так, как этого требует дело победы».

    Для дивизии приказ №195, как и для всей Красной Армии явился программой, зовущей к новым подвигам в предстоящих боях. Воодушевленные этим важным военно-политическим документом, лётно-технический состав дивизии во всей своей работе вкладывал всё, чтобы повысить качество боевой подготовки и усилить удары по врагу.

    Свою учёбу они подкрепляли практикой, выполняя боевые задачи поставленные командованием в мае месяце:

     – вели разведку с попутным нанесением удара по обнаруженным целям в полосе: справа – Сафоново, Ярцево, Смоленск, слева – Киров, Рославль.

     – сопровождали бомбардировщиков 204 БАД, действовавший по железнодорожным объектам, эшелонам на участке – Приднепровская, Ельня.

     – сопровождали штурмовиков 233 ШАД, действовавших по аэродромам: Шаталово, Боровская, Сеща. По срыву железнодорожных перевозок на участке: Ельня, Спас-Деменск и автогрузперевозок на этом же участке.

     Умело сочетая боевую подготовку с выполнением боевых задач, части всё глубже осваивали опыт воздушных боев и на них учили молодых.

     Наряду с некоторыми успехами в боевой деятельности имелись и серьёзные недостатки. Среди некоторых частей лётного состава ещё не были полностью изжиты элементы зазнайства, беспечности и благодушия. Наряду с высоким лётным мастерством, беспредельной храбрости и самоотверженности, всё же в результате слабой осмотрительности, беспечности и благодушия в воздухе, части несли неоправданные потери.

    Так 3 мая смешанная группа наших истребителей ЛА-5 и Яков сопровождала бомбардировщиков, наносивших удар по железнодорожному мосту через реку Днепр и ст. Приднепровская. Ещё при подлёте к цели наши истребители допустили беспечность и слабую осмотрительность. Они не заметили идущий сзади самолёт противника, который информировал своё командование о маршруте полёта группы. В результате группа у цели была встречена истребителями врага.

    Но и над целью не заметили истребителей противника. В первой атаке были сбиты командир звена 49 ИАКП мл. лейтенант А. И. Рачков и ст. сержант А. П. Пичушин. Наши истребители не учли этого тяжёлого урока, продолжая беспечный полёт на обратном маршруте.

 

    И пролетев линию фронта, совсем успокоились. Не выдерживали боевые порядки, растянулись и отстали от прикрываемых ими ПЕ-2. ст. лейтенант 162 ИАП К. С. Батурин с мл. лейтенантом М. П. Грибовым на ЯК-1 отстали на 1,5-2 км. и были внезапно из-за облачности атакованы МЕ-109. В первой атаке был подожжён самолёт Батурина и он выбросился на парашюте. Грибов отразил первую атаку, вступил с мессерами в бой.

    Командир группы истребителей ст. лейтенант С. И. Киселев (Адольф) увидел атаки врага по оставшейся паре и поспешил к ней на помощь, но на пути был связан боем второй парой фоккеров. Отбивая атаки мессеров, Грибов перешёл на бреющий полет с целью выйти из боя из-за ограниченного запаса горючего. Преследуемый мессерами, на встречном курсе встретил Ю-88. Раздумывать было некогда, уверенной рукой герой лётчик направил свой самолёт на Ю-88 и таранил его. В этом неравном бою мл. лейтенант Михаил Павлович Грибов погиб смертью храбрых.

    Киселев (Адольф), отбивая атаки врага, выходил из боя и уходил к своим, но из-за облачности был внезапно атакован четвёрткой фоккеров. В одной из ответных атак в лоб сбил фоккера, но и сам был подбит. Из-за повреждения водомаслосистемы и полной выработки горючего произвел вынужденную посадку в районе с. Всходы.

    В этом вылете дивизия потеряла 5 самолётов и трёх летчиков. Этот тяжёлый урок был наглядным примером беспечности лётчиков. Проводя беседы с молодыми, ст. лейтенант С. И. Киселев говорил им: «В полёте каждый должен всё время видеть свой дутик (хвостовое колесико), если не будешь за ним наблюдать – быть тебе сбитым». Иными словами, каждый должен зорко следить за задней полусферой, чтобы противник не смог незамеченным зайти в хвост и внезапно атаковать.

    Это правило иногда забывалось некоторыми лётчиками, которые за это расплачивались своей жизнью. Особенно часто происходило это во время воздушного боя. Увлекшись атакой или преследованием врага, забывали про заднюю полусферу. Воспользовавшись этим, враг наносил внезапный удар.

    Несмотря на принятые меры, беспечность ещё продолжала жить. Так 6 мая после нанесения удара по аэродрому Боровская, на обратном маршруте в районе Жары группа была атакована 4 ФВ-190. Фоккер пристроился в хвост ИЛ-2 и сбил его. Ведущий группы истребителей капитан 49 ИАКП Э. У. Шалбаш с ведомым старшиной Н. П. Мельник-Королюк поздно заметили фоккеров, но, предупредив об этом штурмовиков, атакой сверху сзади сбили одного фоккера. Бой с остальными прошёл безрезультатно. После посадки Чалбаш имел довольно неприятный разговор с командиром полка за потерю ИЛ-2. Он был предупрежден, что если произойдёт подобный случай, то будут приняты самые строгие меры наказания, вплоть до предания суду военного трибунала.

    Группа истребителей 172 ИАП 8 мая сопровождала штурмовиков 233 ШАД. На линии фронта в 18:30 из-за облачности группа была внезапно атакована в лоб четвёрткой фоккеров. В завязавшемся воздушном бою из-за плохой организации боя потеряли 3 ЯК-1 и двух лётчиков. Мл. лейтенант В. Е. Суслов будучи раненым из горящего самолёта выпрыгнул с парашютом. Лейтенант Константин Фомич Волкозеров и ст. лейтенант Дмитрий Михайлович Бурцев погибли.

      Д. М. Бурцев ветеран 172 ИАП, произвёл около 300 боевых вылетов, провёл десятки воздушных боёв, в которых лично сбил 6 и в группе 3 самолёта врага. В воздушном бою был стоек и смел, увлекая в бой других.

    Учитывая горький опыт прошлых боёв, наши лётчики стали проводить бои более организованно. 6 Яков 172 ИАП под командой капитана В. А. Сибирцева сопровождали штурмовиков. В 12:30 в районе Ярцево наша группа была атакована четвёрткой фоккеров. Мл. лейтенант А. И. Губернаторов своевременно заметил фоккеров, о чём предупредил всю группу. Имея превышения над врагом, он сзади сверху двумя очередями сбил фоккера. В момент атаки Губернаторов был атакован второй парой, но атака была отбита Сибирцевым. Видя неудачу, фоккера ушли.

    В процессе боевой работы, лётный состав по своим способностям и навыкам стали деференцироваться. Одни стали виртуозами воздушного боя, другие талантливыми и смелыми разведчиками. Замечательными разведчиками стали: в 162 ИАП ст. лейтенант Р. С. Сероглазов, звено мл. лейтенанта А. А. Минарского в составе лейтенантов М. Ф. Ермакова, В. Н. Сычева, Л. Н. Красильникова. В 172 ИАП капитан В. А. Сибирцев и ст. лейтенант В. А. Некрасов. Высокими наградами их отметила Родина.

    18 мая 1943 года дивизия была переброшена на центральный участок фронта: управление дивизии, личного состава 32 человека, 49 ИАКП Острова 8 ЛА-5, 89 человек, 162 ИАП Железинки 12 Яков, 88 человек, 172 ИАП Острова 6 Яков и 38 человек. Остальной личный состав и неисправные самолёты остались в Двоевке и Новом Селе.

    На новом узле находились в готовности, чтобы отразить возможный налёт авиации противника на аэродромы штурмовиков, и бомбардировщиков, и другие объекты тыла, для вылета на перехват разведчиков. Одновременно продолжали выполнять задачи по учебно-боевой подготовке, особенно элементы боевого применения и изучение района боевых действий. Штабы работали над вопросами оперативного руководства и взаимодействия со штурмовиками и бомбардировщиками.

    К исходу 27 мая дивизия в полном составе перебазировалась: управление дивизии и 49 ИАКП – Васильевское, 162 ИАП – Красный Гай, 172 ИАП – Умилеенка, 272 ИАП остался в Кубинке.

    В мае был произведён 431 боевой вылет, в основном, на сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков, на разведку войск и техники противника. В проведённых воздушных боях сбито 6 самолетов, на земле уничтожено и повреждено – 1 паровоз. 2 вагона, 1 автомашина и до роты пехоты. Разведка производилась с фотографированием важных объектов. Заснято 36 фильмов, изготовлено 50 фотосхем целей.

    По состоянию на 1 июня дивизия имела: исправных самолётов – 52, неисправных – 1, в том числе не боевых – 11 самолётов. Боеготовых лётчиков – 94, не боеготовых – 51. получены наряды на 32 ЛА-5 и 32 Яка.

 

                                            ***

    Все жарче становилось солнце. Наступили тёплые летние дни: в зелёном убранстве стояли леса. Пёстрым ковром разнообразных красок расстилались луга. Тёмно-зеленой сосной в человеческий рост стояла в поле рожь. Точно маленькими серёжками соцветий покрылись колосья, рожь цвела, цветочная пыльца слабым туманом плыла над нею. Точно слабый туман над волнующим морем. Нет сил оторвать взора от этой мирной тихой жизни природы.

    Иногда доносились слабые звуки артиллерийской стрельбы со стороны фронта, точно отголоски уходящей грозы. Или разыгравшийся воздушный бой нашего истребителя с непрошенным гостем – врагом, нарушали тишину. В голубом бездонном небе, широко распластав крылья, парил коршун, высматривая свою добычу. Колхозники уже начали сенокос. Казалось, что нет войны, и мы живём мирной созидательной жизнью.

    Вечером, когда солнце, выполнив свои обязанности, уходило за горизонт на отдых, спадала полуденная жара, в низинах, над лугом вдоль ручья начинал подниматься еле заметной пеленой, лёгкий, ещё прозрачный туман. Аромат луговых цветов и свежего сена наполнял воздух. На траве постепенно увеличивались изумрудные капельки росы. Дышалось легко и свободно и так хотелось, чтобы это никогда не кончалось, но?

    Лето предвещало быть жарким и не только явлением природы, назревали жаркие дни ожесточённых схваток с врагом. На Орловско – Курском направлении противник сосредотачивал огромные силы, вооружённые новой техникой, танками, самолётами и т.д.

    На новом аэродромном узле дивизия усиленно занималась подготовкой частей к предстоящим жестоким боям. Велись интенсивные тренировочные полёты с отработкой не только техники пилотирования, но и боевого применения. Стрельбы по конусам и щитам, учебные воздушные бои. С утра до позднего вечера на аэродромах шла напряжённая боевая учеба. Теоретически отработанные вопросы на земле закреплялись в тире и в воздухе на боевых и учебных самолётах. «Старые» опытные боевые лётчики, имеющие на своём счету не одну победу, проводили с молодыми долгие увлекательные беседы. Разъясняли тактику и хитрости врага в бою, как следует поступать в той или иной ситуации, складывающейся в воздушном бою.

    Во всех беседах особо подчеркивалось о действии пары, как едином целом, неразрывном звене в течение всего боя. Разрыв пары неизбежно ведёт к поражению. Неразрывность пары и чёткое взаимодействие между парами и звеньями позволяет добиться успехов в бою. Всем необходимо помнить, что в паре ведущий – это разящий меч, ведомый – это крепкий и надежный щит.

    С наступлением темноты лётчики уезжали отдыхать, а техники, механики и мотористы «капитально» обосновавшись на стоянках самолётов в шалашах или просто под плоскостью самолёта, тут у них был и стол и дом. Тут они работали днём и ночью в зависимости от обстановки. Тут они ели, спали и самолёты охраняли.

    Одновременно с напряжённой учёбой, дивизия выполняла боевые задачи, закрепляя учебные вопросы на боевой практике:

     – вела непрерывную разведку войск и техники, занятость аэродромов, движение железнодорожных эшелонов, автогрузтранспорта в полосе: справа – Лазинки, Уварово, слева – Людиново, Дятьково.

     – дважды всем составом дивизии прикрывала боевые действия 233 ШАД при нанесении ею удара по аэродрому врага Сеща.

     – вылетали на перехват и патрулирование в районах Юхнов, Вязьма, уничтожали разведчиков врага.

     – дежурством на аэродромах 16 истребителей ежедневно в 30 минутной готовности прикрыть действия штурмовиков 233 ШАД по переднему краю обороны противника. Отразить налёт авиации противника на аэроузлы Зубово, Кондрово и объекты тыла фронта.

    Для лучшего наблюдения и изучения всей жизни врага полоса разведки была разбита на два района и закреплены за 162 и 172 ИАП. Разведка велась одними и теми же экипажами с фотографированием особо важных объектов. В течение месяца было сфотографировано 14 объектов. Производя по два – три полёта в день, наши лётчики-разведчики настолько изучили каждый свой район, что замечали малейшее изменение в расположении врага.

    Простояв 10 дней на аэроузле Васильевское, дивизия 6 июня в полном составе перешла на узел Зубово. Управление дивизии Подкопаево 49 ИАКП Кожухово, 162 ИАП Горбатки, 172 ИАП Зубово, 272 ИАП всё ещё оставался в Кубинке. На новом узле части разместились вместе со штурмовиками 233 ШАД. Началась подготовка по нанесению удара по аэродрому врага Сеща. Все вопросы взаимодействия накануне 7 июня уже были решены в деталях с лётчиками. Ведущие групп договорились о всех подробностях совместных действий на маршруте и в районе действий.

    За 5-6 минут до нанесения удара по аэродрому звено разведчиков 162 ИПА лейтенанта А. А. Минарского в составе лейтенанта: М. Ф. Ермакова, Л. Н. Красильникова, В. Н. Сычева должно было сфотографировать аэродром до нанесения удара, главным образом стоянки самолётов, ангары. Расчистить воздух и блокировать аэродром до подхода ударной группы.

    Звено Минарского прибыло на аэродром до восхода солнца. Раннее летнее утро. Солнце ещё скрывалось где-то за горизонтом. Восток переливался розовыми искрами. Воздух был чист и прозрачен. На высоте около 3000 м медленно плыли редкие облака. Капельки росы точно алмазы переливались в отблесках алевшего востока.

    На стоянке техники готовили самолёты к боевому вылету. Вскоре на автомашине прибыл и лётный состав полка. Лётчики приступили  к осмотру самолётов. Командир полка майор П. И. Коломин подошёл к звену. После доклада о готовности звена к выполнению задачи, Коломин уточнил некоторые вопросы на случай изменения обстановки. Повторил, как лучше зайти на объект для фотографирования. Чтобы не помешали зенитки или истребители выполнению задачи. Как действовать в этом случае. В заключение сказал: «Смелее, друзья, смелее, вы только постарайтесь точно заснять все стоянки самолётов и ангары, а потом блокируйте аэродром до нашего прихода. А когда мы придём и начнём им поддавать жару-пару, вы уходите. Подзарядитесь и снова на Сещу фотографировать нашу работу.» Пожелал всем успеха.

    Минарский ещё раз повторил, как кому действовать, если зенитки или истребители будут мешать работе. Всем внимательно следить за воздухом и обо всём замеченном докладывать. Погода отличная, по машинам!

    Опробовав моторы, звено вырулило на старт. Сопровождающие их механики помахали им рукой и пожелали успеха. После взлёта, звено собралось и взяло курс на Сещу. В плотном утреннем воздухе самолёты шли ровно, точно по глади тихой реки. Шли с набором высоты. Вскоре пересекли линию фронта. С первого взгляда она ничем не выделялась от окружающей местности. Кругом было тихо и спокойно.

    «Придя на Сещу, – рассказал потом Красильников, – мы увидели, что всё было спокойно. Немцы ещё спали и нашего появления не ожидали. Над аэродромом болтались худые «мессера», видимо, дежурная пара. Увидев нас, они ушли на северо-запад. Минарка (так мы его любовно звали) занял площадку для съёмки, а мы с Сычевым заняли высоту с превышением над парой Минарки, чтобы прикрыть их от внезапного удара, дать им возможность выполнить задачу.

    Закончив фотографирование, мы увидели на подходе наши главные силы в составе бомбардировщиков, штурмовиков под прикрытием наших истребителей. Бомбардировщики с ходу обрушили бомбовый удар по казармам, складам горючего и боеприпасов. Штурмовики обрушили свой удар по самолётам на стоянках, ангарах и живой силы.

    Один 4-х моторный самолет (Кондор) пытался взлететь, но капитан С. И. Киселев (Адольф), меткой очередью заставил его рухнуть на землю, не набрав 100 м высоты. Хотя в воздухе было тесно, но появившиеся асы на МЕ-109 быстро сняли оторвавшегося мл. лейтенанта Василия Прокофьевича Шолуха, но одного из них сбил Коломин. Крупный по росту немец выбросился с парашютом, но Адольф расстрелял его в воздухе. После освобождения, местные жители рассказывали – «немцы от злости землю грызли».

    Когда мы прибыли на Сещу, то увидели работу наших бомбардировщиков и штурмовиков. Догорали самолёты на стоянках, горели казармы, на местах складов зияли огромные воронки. В панике бегали немцы, а по нам зенитки уже не стреляли. Пока мы все фотографировали, с других аэродромов прилетели обозленные немцы и обрушились на нашу четвёрку. Над аэродромом стояло облако едкого дыма и не давало возможности подсчитать количество прилетевших немцев. Но когда мы стали уходить, на этот раз нам пришлось здорово покрутиться, но задание мы выполнили без потерь».

    Через сутки, 10 июня, по аэродрому Сеща был нанесён повторный удар. Он прошёл также успешно и без потерь. Этими ударами врагу был нанесён чувствительный урон.

    Начальник оперативно-разведывательного отделения штаба дивизии Александр Степанович Епанчин 20 июня был переведён на должность начальника штаба 233 ШАД. Временно к исполнению этой должности был допущен его старший помощник – капитан Михаил Владимирович Железняк.

    Боевые опытные лётчики не только обменивались боевым опытом внутри части, но и выступали со статьями в газетах: командир эскадрильи 172 ИАП В. Сибирцев выступил со статьей «Воздушная разведка на истребителе» в газете «Красноармейская Правда». В той же газете 2 июня со статьей выступил ст. лейтенант В. А. Некрасов «Штурмовка на истребителе». В газете «Сталинский пилот» 12 июня выступил со статьей «Пара истребителей в воздушном бою» командир эскадрильи 49 ИАКП капитан Н. В. Боровской.

    В газете «Сталинский пилот» за 26 мая вся вторая сторона была посвящена лётчикам нашей дивизии. В ней были напечатаны статьи: лейтенанта А. А. Минарского, ст. лейтенанта Р. С. Сероглазова, капитана Н. К. Спириденко, капитана Э. У. Чалбаш, ст. лейтенанта И. М. Астахова. Выступления в газете боевых лётчиков продолжались и в дальнейшем.

    В июне дивизия произвела 290 боевых вылетов. В проведённых 8 воздушных боях сбито 2 самолёта. Не вернулся с задания 1 экипаж. Параллельно с выполнением боевых задач части усиленно работали над вводом в строй молодых лётчиков. За месяц введено 17, из них 9 летали на боевое задание. Проведено 352 часа занятий. В масштабе дивизии проведено три учения с практическими вылетами и посадками на других аэродромах.

    К концу месяца сдано в ремонт 20 самолётов, и не вернулся 1. Получено и перегнано с заводов: 23 ЛА-5, 13 ЯК-7 – всего 62 самолёта. Боевой состав на 1 июля исправных самолётов – 69, неисправных – 9, боеготовых лётчиков – 102, не боеготовых – 34.

    На подмосковном аэродроме лётчики 162 ИАП получали новые самолёты. На одном их них красовалась белая надпись – «Александр Пушкин». Представитель завода сообщил, что этот самолёт построен на средства видного советского писателя, который назвал его именем великого русского писателя – поэта и пожелал, чтобы самолёт был передан лучшему лётчику. Спустя день на полевом аэродроме Горбаткин самолёт «Александр Пушкин» был вручен отважному лётчику – капитану Юрию Горохову.

    Десятки раз Яковлев-7, управляемый твёрдой и умелой рукой Ю. Горохова, врезался в боевые порядки фашистских бомбардировщиков, вёл жаркие бои с фоккерами и мессерами. Девять вражеских самолётов сбил Горохов на истребителе «Александр Пушкин». Дважды приходил из боя пробитым пулями и снарядами врага. Однажды он вернулся с серьёзными повреждениями хвостовой части. Но раны быстро залечивались, и он снова уходил в бой.

    «Мне хочется узнать, – говорил Горохов, – кто он, подаривший мне эту машину, хочется сообщить ему, что «Александр Пушкин», жив и неплохо дерётся с немцами, что он угробил уже девять фашистов и будет продолжать бить врага ещё крепче. Хочется от всей души поблагодарить писателя – патриота за боевой подарок. Но беда в том, что мне неизвестны ни его имя и фамилия, ни его адрес.

    В годы войны 65-ти летний писатель Иван Алексеевич Новиков провёл 10 литературных вечеров. Они открывались вступительным словом Ивана Алексеевича из своих произведений – «Пушкин на юге», «Пушкин в Михайловском» и другие. Тысячи людей посетили эти вечера. Сбор от вечеров поступал в фонд покупки самолёта «Александр Пушкин».

    Получив известие о боевом успехе Ю. Горохова, писатель отправил на фронт телеграмму – «… Прошу передать горячий привет и сердечное поздравление с заслуженной наградой капитану Ю. Горохову и всему доблестному вашему полку. Горжусь, дорогие товарищи, вашими боевыми успехами – Новиков».

    После получения новой партии самолётов, в знак поощрения Ю. Горохов передал свой самолёт своему ведомому Василию Андреевичу Бахиреву. На этом самолёте Бахирев сбил 2-х фашистов. А всего за войну произвёл 310 боевых вылетов. В 57 воздушных боях сбил лично 9 и в группе 5 самолётов врага. Правительство высоко оценило боевые подвиги В. А. Бахирева, наградив его семью орденами и 13-ю медалями.

    При сопровождении бомбардировщиков, Бахирев был ранен в голову и руку. На подбитом самолёте «Александр Пушкин» он перетянул линию фронта и благополучно произвёл посадку на первом попавшемся аэродроме, а очнулся в госпитале. После выхода из госпиталя, он больше с самолётом «Александр Пушкин» не встречался.

 

Опубликовано 02 Сен 2012 в 09:39. В рубриках: воспоминания. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

 
Яндекс.Метрика