СТРОГИНО» Архив сайта » Старший сержант В. Желтов “Они выстояли”

Старший сержант В. Желтов “Они выстояли”

Под­ня­тая по тре­во­ге 112-я Ор­де­на Крас­но­го Зна­ме­ни тан­ко­вая бри­га­да 6-го ию­ля 1943 го­да вы­дви­ну­лась в рай­он Сыр­цо­во–Вер­хо­пе­нье. Под ог­нём про­тив­ни­ка тан­ко­вые ба­таль­о­ны май­о­ра Оре­хо­ва и Бо­ридь­ко раз­вер­ну­лись, при­ня­ли бое­вой по­ря­док и всту­пи­ли в не­рав­ную борь­бу с на­се­даю­щи­ми на них «Ти­гра­ми». Встре­тив серь­ёз­ное со­про­тив­ле­ние, враг бро­сил в об­ход и об­ру­шил­ся на сто­яв­шую в за­са­де ро­ту стар­ше­го лей­те­нан­та Мас­ло­ва.

– Сле­ва пять «тиг­ров», – до­ло­жил Мас­ло­ву ра­дист, – дви­жут­ся пря­мо на нас.

– Да­ле­ко не про­дви­нут­ся! – от­ве­тил ему ко­ман­дир.

Один про­тив пя­ти, но в эки­па­же три со­вет­ских вои­на – ком­со­моль­ца. Мас­лов бы­ст­ро оки­нул их взгля­дом. Вот осе­ти­нец Бек­ку­ров: в чёр­ных, как уг­ли гла­зах, ис­крил­ся гнев и за­дор … гор­ца. Этот ре­шит­ся на всё. Ме­ха­ник – во­ди­тель Нау­мов – тун­гус, у не­го зор­кий охот­ни­чий взгляд и упор­ст­во таёж­но­го сле­до­пы­та. Ба­шен­ный Бон­дарь – ши­ро­ко­пле­чий рус­ский па­рень, кре­пыш.

– Нет, не прой­дут! – ре­ши­тель­но по­ду­мал Мас­лов. Вы­прыг­нув из лю­ка баш­ни, он полз­ком под гра­дом ос­кол­ков до­б­рал­ся до края ло­щи­ны и под­нял­ся на­верх. Пять «тиг­ров» мед­лен­но полз­ли по по­лю. Мас­лов при­нял окон­ча­тель­ное ре­ше­ние, сло­мал не­боль­шую вет­ку ра­ки­ты и во­ткнул её в зем­лю, так, что­бы она бы­ла вид­на сни­зу.

– Нау­мов, вет­ку ви­дишь? – крик­нул он, вер­нув­шись в ма­ши­ну.

– Ви­жу, – от­ве­тил Нау­мов.

– Дер­жи пря­мо на неё. По­сле пер­вых же вы­стре­лов сра­зу зад­ний. По­нял?

Вме­сто от­ве­та Мас­лов ус­лы­шал рёв рва­нув­ше­го­ся впе­рёд тан­ка, а че­рез па­ру ми­нут баш­ня ма­ши­ны по­ка­за­лась на том мес­те, где тор­ча­ла во­ткну­тая Мас­ло­вым вет­ка ра­ки­ты. До «тиг­ров» ос­та­лось не бо­лее 300 мет­ров.

Мас­лов был те­перь у них сбо­ку. Де­вять сна­ря­дов вы­пус­тил он по пер­вым трём тан­кам про­тив­ни­ка, и те за­мерт­во ос­та­но­ви­лись на мес­те. Сле­до­вав­шие за ни­ми ма­ши­ны ус­пе­ли раз­вер­нуть­ся и на­пра­вить жер­ла сво­их пу­шек на танк Мас­ло­ва.

– На­зад, Нау­мов, на­зад, – крик­нул Мас­лов, за­хо­ди мет­ров два­дцать пра­вее!

По­слуш­ный танк сно­ва ис­чез в ло­щи­не с тем, что­бы че­рез не­сколь­ко ми­нут поя­вить­ся на но­вом мес­те и вновь ата­ко­вать про­тив­ни­ка с флан­га.  Мас­лов три­ж­ды по­вто­рил этот ма­невр и про­тив­ник пред­по­чёл из­бе­жать столк­но­ве­ния с та­лант­ли­вым и хит­рым со­вет­ским тан­ки­стом. «Тиг­ры» по­вер­ну­ли вспять.

Не­сколь­ко не­мец­ких тан­ков по­до­шло к ро­те стар­ше­го лей­те­нан­та Ры­бал­ко.

От­це­пив бук­си­руе­мые ору­дия, они на­пра­ви­лись в об­ход.

Пуш­ки вра­га от­кры­ли огонь по вы­со­те за­ни­мае­мой на­ши­ми тан­ки­ста­ми. Об­на­ру­жи­вать ро­ту бы­ло рис­ко­ван­но. Ко­ман­дир ре­шил унич­то­жить пуш­ки од­ним сво­им тан­ком. Вы­дви­нув­шись впе­рёд по ло­щи­не, Ры­бал­ко че­тырь­мя вы­стре­ла­ми по­да­вил огонь вра­же­ской ба­та­реи. Ра­дист при­нял ра­дио­грам­му: «под­хо­дят ещё пять тя­га­чей с пуш­ка­ми, а к ло­щи­не на­пра­ви­лись во­семь тан­ков». Ры­бал­ко ре­шил» са­мый луч­ший вид обо­ро­ны – на­па­де­ние. Для уда­ра он вы­брал один взвод, во гла­ве ко­то­ро­го по­шёл сам.

Но, вы­дви­нув­шись к ов­ра­гу, он уви­дел, что его об­хо­дят не во­семь не­мец­ких тан­ков, а зна­чи­тель­но боль­ше.

– Тут их штук ше­ст­на­дцать, – до­ло­жил ему ме­ха­ник-во­ди­тель На­за­рен­ко, – вдвое боль­ше, чем бы­ло пе­ре­да­но!..

– Это не­важ­но, – от­ве­тил Ры­бал­ко, – у нас двой­ная сталь: бро­ня и дух тан­ки­ста.

– Пе­ре­дай­те всем эки­па­жам: при­го­то­вить­ся к от­ра­же­нию ата­ки, – от­дал он рас­по­ря­же­ние сво­ему ра­ди­сту и пер­вым от­крыл огонь по вра­же­ским ма­ши­нам.

Пе­ред­ние тан­ки про­тив­ни­ка сба­ви­ли ход, а зад­ние, кру­то раз­вер­нув­шись, на­пра­ви­лись к де­рев­не. Это бы­ло на ру­ку Ры­бал­ко. Он ре­шил про­пус­тить их, а за­тем уда­рить им в тыл. Ро­та стре­ми­тель­но про­нес­лась на пра­вый фланг дви­гаю­щей­ся ко­лон­не про­тив­ни­ка.

В пу­ти Ры­бал­ко за­ме­тил пы­тав­ше­го­ся ук­рыть­ся в са­ду «ти­гра». Тут же пой­мав его в пе­ре­кре­стье оп­ти­че­ско­го при­бо­ра и сде­лав со­от­вет­ст­вую­щее опе­ре­же­ние, он сжёг его пер­вым же сна­ря­дом и тем са­мым обезо­па­сил про­дви­же­ние сво­ей ро­ты. Один из фа­ши­ст­ских тан­ков раз­вер­нул уже бы­ло свою баш­ню, но опыт­ный тан­кист Иван Ры­бал­ко опе­ре­дил вра­га. Дву­мя сна­ря­да­ми он прон­зил борт и этой не­мец­кой ма­ши­ны.

Под­раз­де­ле­ние на боль­ших ско­ро­стях пре­одо­ле­ло от­кры­тый уча­сток ме­ст­но­сти, за­ня­ло вы­год­ную ог­не­вую по­зи­цию и об­ру­ши­лось на вра­га с флан­га. Три чет­вер­ти ча­са про­дол­жа­лась эта не­рав­ная схват­ка и ка­ж­дая ми­ну­та её бы­ла ис­пы­та­ни­ем не толь­ко си­лы ору­жия, но и спо­соб­но­сти лю­дей, их во­ен­ной вы­уч­ки, мас­тер­ст­ва и вы­держ­ки. Со­вет­ские тан­ки­сты вы­шли их это­го по­един­ка по­бе­ди­те­ля­ми – они не толь­ко ос­та­но­ви­ли вра­га, они одер­жа­ли над ним бле­стя­щую по­бе­ду. Сам Ры­бал­ко унич­то­жил 6 вра­же­ских тан­ков, 2 ору­дия и од­ну бро­не­ма­ши­ну.

Бес­смерт­но про­сла­вил се­бя в этих бо­ях от­важ­ный бро­не­бой­щик ком­сорг Ко­ро­бей­ни­ков. Вме­сте с ним в око­пе бы­ли Алек­сан­д­ров и Ти­тов. К ним дви­га­лось не­сколь­ко фа­ши­ст­ских «тиг­ров». Вот уже не бо­лее ста мет­ров от­де­ля­ло их от око­па бро­не­бой­щи­ков, но Ко­ро­бей­ни­ков ждал. Он ре­шил бить толь­ко на­вер­ня­ка. И ко­гда го­лов­ной танк по­до­шёл уже на дис­тан­цию не бо­лее 60 мет­ров Ко­ро­бей­ни­ков вса­дил ему пу­лю в ве­ду­щее ко­ле­со.

Танк, раз­вер­нув свою баш­ню, от­крыл огонь.

Один из сна­ря­дов ра­зо­рвал­ся поч­ти на са­мом бру­ст­ве­ре око­па. У сер­жан­та Ко­ро­бей­ни­ко­ва ос­кол­ком вы­рва­ло ще­ку. Лип­кая кровь ручь­ем х­ле­ста­ла из ра­ны. В этот мо­мент из-за тан­ков вы­вер­ну­лась не­мец­кая пе­хо­та. Ра­не­ный сер­жант пре­воз­мо­гая боль, взял ав­то­мат.

Вра­же­ской пу­лей ему про­би­ло пра­вую ру­ку. То­гда он схва­тил ав­то­мат ле­вой ру­кой и по­лос­нул по гит­ле­ров­цам тре­мя ко­рот­ки­ми оче­ре­дя­ми. Ещё три вра­же­ских пу­ли вон­зи­лись в те­ло рус­ско­го бо­га­ты­ря. Од­на из них обожг­ла го­ло­ву. Те­ряя по­след­ние си­лы, Ко­ро­бей­ни­ков всё же про­дол­жал от­стре­ли­вать­ся. Но вот он по­нял, что на­сту­па­ет по­след­няя ми­ну­та жиз­ни, что он уми­ра­ет, ша­та­ясь, он под­нял­ся на бру­ст­вер и крик­нул: – Бей­те фа­ши­ст­ских га­дов, слы­ши­те, бей­те!»

Это был клич, под­няв­ший бой­цов на лю­тое мще­ние.

Пулемёт­чик Ан­то­нев­ский вы­ка­тил свой пулемёт впе­рёд и стал рас­стре­ли­вать на­се­даю­щих фа­ши­стов пря­мо в упор. Его при­ме­ру по­сле­до­ва­ли дру­гие и те­ло пав­ше­го ге­роя ог­ра­ди­лось не­при­ступ­ной сте­ной, мстя­щих за не­го то­ва­ри­щей.

В ночь на 8 ию­ля груп­па раз­вед­чи­ков под ко­ман­дой ка­пи­та­на Дю­ра­ги­на с це­лью раз­вед­ки про­де­мон­ст­ри­ро­ва­ла на­сту­п­ле­ние на по­сё­лок Гре­му­чий. Вне­зап­ной ата­кой смель­ча­ки по­сея­ли в ста­не вра­га па­ни­ку, во­рва­лись в се­ло и ус­та­но­ви­ли, что про­тив­ник вы­дви­га­ет в рай­он по­сел­ка Ще­ня­чий боль­шую тан­ко­вую груп­пу, пы­та­ясь обой­ти наш уча­сток обо­ро­ны.

С рас­све­том на ру­беж обо­ро­ны 112 тан­ко­вой бри­га­ды об­ру­ши­лось бо­лее 70 не­мец­ких тан­ков. В это же вре­мя в об­ход дви­ну­лось бо­лее 200 тан­ков про­тив­ни­ка. В 13.00 был по­лу­чен при­каз пе­рей­ти на но­вые по­зи­ции и за­нять обо­ро­ну по ре­ке Пе­на.

Во ис­пол­не­ние при­ка­за бри­га­да пе­ре­шла на но­вый ру­беж обо­ро­ны, где за­кре­пи­лась и всту­пи­ла в бой с на­сту­паю­щим про­тив­ни­ком.

Вряд ли мож­но бы­ло пред­по­ла­гать, что че­ло­ве­че­ские нер­вы спо­соб­ны вы­дер­жать та­кие ис­пы­та­ния. Пре­вос­хо­дя­щий чис­лен­но враг двое су­ток не­пре­рыв­но оса­ж­дал пе­ред­ний край на­шей обо­ро­ны. Самолёты ви­се­ли в воз­ду­хе да­же но­чью. Но ни­что не мог­ло сло­мить во­ли на­ших вои­нов.

Не­по­да­ле­ку друг от дру­га стоя­ли тан­ки слав­ных сы­нов Ук­раи­ны лей­те­нан­та Шу­леж­ко и млад­ше­го лей­те­нан­та Цыб­рук. Бес­по­щад­но мсти­ли они вра­гу за по­ру­ган­ную честь сво­ей Ро­ди­ны.

– Би­ва­ли мы их под Ста­лин­гра­дом, по­пот­чу­ем и здесь, – ска­зал то­гда Шу­леж­ко сво­ему ба­шен­но­му стрел­ку Ру­пен­ко.

И, вы­ждав удоб­ный мо­мент, от­крыл огонь.

– Есть один! – вос­клик­нул на­блю­дав­ший за по­лем боя ме­ха­ник-во­ди­тель.

– За­ря­жай, Ру­пен­ко, за­ря­жай! – то­ро­пил сво­его баш­не­ра Шу­леж­ко.

В те­че­ние не­сколь­ких ми­нут Шу­леж­ко под­бил трёх «тиг­ров».

В это же вре­мя Циб­рук под­бил танк про­тив­ни­ка, пы­тав­ший­ся обой­ти спра­ва, но это бы­ло лишь на­ча­лом то­го счё­та бес­по­щад­ной мес­ти, ко­то­рый предъ­я­вил в этих бо­ях Циб­рук вра­гу за вы­жжен­ные се­ла его род­ной Сум­ской об­лас­ти, за раз­би­тую жизнь, за го­ре его се­мьи. Юный тан­кист по­лу­чил за­да­чу – про­из­ве­сти раз­вед­ку  бо­ем. На мак­си­маль­ной ско­ро­сти во­рвал­ся он в се­ло, за­ня­тое про­тив­ни­ком, рас­стре­лял в упор за­ме­чен­но­го им око­ло ха­ты «ти­гра» и, пе­ре­не­ся огонь сво­его тан­ка по дви­жу­щей­ся не­по­да­ле­ку от се­ла ко­лон­не про­тив­ни­ка, унич­то­жил де­сять вра­же­ских ав­то­ма­шин с пе­хо­той и бо­е­при­па­са­ми.

Про­дол­жая кур­си­ро­вать по ок­раи­нам се­ла, он вы­зы­вал на се­бя мак­си­маль­ный огонь про­тив­ни­ка. И ско­ро гря­нув­шие зал­пы на­шей ар­тил­ле­рии мощ­но об­ру­ши­лись на про­тив­ни­ка.

На со­сед­них уча­ст­ках два взво­да ПТР по­лу­ча­ют при­каз вы­дви­нуть­ся впе­рёд. Враг от­кры­ва­ет ура­ган­ный огонь. То­гда бро­не­бой­щи­ки Кол­па­ков и Мар­ты­нов, ус­пев­шие уже дос­тиг­нуть на­зна­чен­ных ру­бе­жей, всту­па­ют в по­еди­нок с тре­мя пулемёта­ми и миномёт­ной ба­та­ре­ей про­тив­ни­ка. Тем вре­ме­нем на­сту­паю­щие под­раз­де­ле­ния ус­пеш­но вы­дви­га­ют­ся и с хо­да ата­ку­ют ук­ре­п­лён­ные по­зи­ции вра­га.

Ут­ром 10 ию­ля глу­бо­ким об­хо­дом че­рез Лог Ку­ба­сов­ский про­тив­ни­ку уда­ёт­ся вый­ти к пе­ре­крё­ст­ку до­рог у ле­са уро­чи­ще Тол­стое. От­дель­ные тан­ки вра­га про­ры­ва­ют­ся в тыл на­шим час­тям. Под­раз­де­ле­ния бри­га­ды за­ни­ма­ют кру­го­вую обо­ро­ну.

На ро­ту лей­те­нан­та Ка­ли­ни­чен­ко дви­жет­ся боль­шая груп­па не­мец­ких тан­ков с де­сан­том ав­то­мат­чи­ков, не доходя на 300–400 мет­ров, пе­хо­та по­ки­да­ет тан­ки и об­хо­дит ро­ту сле­ва.

«Тиг­ры» дви­жут­ся впра­во. На­ши ав­то­мат­чи­ки ока­зы­ва­ют­ся в по­лу­коль­це про­тив­ни­ка. Поль­зу­ясь на­сту­пив­ши­ми су­мер­ка­ми, Ка­ли­ни­чен­ко пред­при­ни­ма­ет хит­рый и уме­лый ма­невр. Про­пус­тив тан­ки, он не­по­сред­ст­вен­но за ни­ми вы­во­дит свою ро­ту, нем­цы при­ни­ма­ют на­ших бой­цов за сво­их сол­дат. Но вот эти, свои, вы­брав удоб­ное ме­сто, об­го­ня­ют тан­ки и встре­ча­ют их гра­дом про­ти­во­тан­ко­вых гра­нат.

Боль­шое ко­ли­че­ст­во вра­же­ской пе­хо­ты ри­ну­лось в пси­хи­че­скую ата­ку на ба­таль­он Оре­хо­ва.

К ве­че­ру гит­ле­ров­цам уда­лось во­рвать­ся в рас­по­ло­же­ние на­шей обо­ро­ны. На танк лей­те­нан­та По­мо­чен­ко вска­раб­ка­лось бо­лее де­сят­ка фа­ши­стов, от­ча­ян­но сту­ча при­кла­да­ми, они во­пят: – Рус, сда­вай­ся! Ог­нём вы­ку­рим!

– Рус­ские не сда­ют­ся! – от­ве­тил им По­мо­чен­ко и рез­ким раз­во­ро­том баш­ни сбро­сил их со сво­ей ма­ши­ны, а за­тем, от­крыв люк, рас­стре­лял из ав­то­ма­та.

17 стрел­ков под ко­ман­дой стар­ше­го сер­жан­та Тро­фи­мо­ва в те­че­ние це­ло­го дня от­би­ва­ли ата­ки це­ло­го ба­таль­о­на не­мец­кой пе­хо­ты. От­дель­ным груп­пам фа­ши­стов не раз уда­лось вры­вать­ся в на­ши тран­шеи, но бес­страш­ные вои­ны не по­ки­да­ли сво­их мест, вры­вав­ших­ся в око­пы гит­ле­ров­цев они ис­тре­би­ли в ру­ко­паш­ных схват­ках, би­ли их при­кла­да­ми, ду­ши­ли ру­ка­ми.

На са­мом от­вет­ст­вен­ном уча­ст­ке обо­ро­ны сто­ял танк стар­ше­го лей­те­нан­та Вое­во­ди­на.

За пле­ча­ми это­го юно­ши бы­ла жизнь, пол­ная бес­при­мер­ных под­ви­гов. Это он та­ра­нил бро­ней сво­его тан­ка кре­сто­нос­ные ма­ши­ны фа­ши­стов в объ­я­тых пла­ме­нем се­лах Под­мос­ко­вья, он, оде­вая кре­сть­ян­ский ту­луп, час­тень­ко от­прав­лял­ся в глу­бо­кий тыл не­при­яте­ля и вся­кий раз воз­вра­щал­ся с за­хва­чен­ным там «язы­ком» – не­мец­ким сол­да­том или офи­це­ром, он в пер­вый же день июль­ских бо­ёв унич­то­жил двух «тиг­ров» и од­ну пуш­ку про­тив­ни­ка. Сей­час он от­чёт­ли­во ви­дит в па­но­ра­ме ло­щи­ну, по ней про­би­ра­ют­ся не­мец­кие тан­ки. Сколь­ко их оп­ре­де­лить труд­но, да и счи­тать не­ко­гда. Вое­во­дин ата­ку­ет их с флан­га и с пер­вых же вы­стре­лов под­жи­га­ет трёх «тиг­ров».

Ря­дом с ма­ши­ной Вое­во­ди­на про­сви­сте­ло сра­зу не­сколь­ко бол­ва­нок. Да­лее ос­та­вать­ся на этом мес­те нель­зя, нуж­но не­мед­лен­но ме­нять по­зи­цию. Но в ма­ши­не ис­пор­тил­ся на­сос.

– Что бу­дем де­лать? – спра­ши­ва­ет Вое­во­ди­на ба­шен­ный млад­ший сер­жант Та­лу­ев.

– Бить­ся до по­след­не­го! – от­ве­ча­ет офи­цер.

Коль­цо про­тив­ни­ка сжи­ма­ет­ся.

– Эх! Ле­ша, зай­ти бы им сбо­ку, – с до­са­дой го­во­рит Вое­во­дин. – В лоб-то ведь их не возь­мёшь, но всё рав­но… до по­след­не­го сна­ря­да! За­ря­жай!

Гря­нул вы­стрел, за ним дру­гой, тре­тий…

– За Ро­ди­ну, Ле­ша! – с ка­ким-то вос­тор­гом кри­чал Вое­во­дин. Та­лу­ев еле ус­пе­вал за­ря­жать пуш­ку. В про­ре­зи баш­ни он мель­ком ви­дел, как сы­па­лись ис­кры то от од­но­го, то от дру­го­го вра­же­ско­го тан­ка. Но вот что-то силь­но со­тряс­ло ма­ши­ну, танк на­пол­нил­ся ед­ким ды­мом, по бро­не за­бе­га­ли баг­ро­вые язы­ки пла­ме­ни, но пуш­ка Вое­во­ди­на не умол­ка­ла. Да­же огонь не в си­лах был дол­гое вре­мя сло­мить бо­га­тыр­ской во­ли тан­ки­стов.

В ночь на 11 ию­ля бри­га­да, со­глас­но по­сту­пив­ше­го при­ка­за­ния, пе­ре­груп­пи­ро­ва­лась и за­ня­ла обо­ро­ну для удер­жа­ния до­ро­ги, иду­щей с Круг­лик на Ра­ко­во. Про­тив­ник це­ной ог­ром­ных по­терь не­зна­чи­тель­но по­тес­нил на­ши час­ти, вы­шел на пе­ре­крё­сток до­рог у ле­са ур.Тол­стое и, раз­ви­вая на­сту­п­ле­ние, дви­гал­ся уже на юг, вве­дя в бой свы­ше 50 тан­ков и боль­шое ко­ли­че­ст­во авиа­ции. На­чав­ший­ся ли­вень ме­шал вес­ти при­цель­ный огонь. Бла­го­да­ря это­му тан­кам про­тив­ни­ка уда­лось дос­тиг­нуть ру­бе­жей 112 Крас­но­зна­мен­но­го мо­то­стрел­ко­во­го ба­таль­о­на.

Но пе­хо­тин­цы не дрог­ну­ли. Про­пус­тив тан­ки, они сво­им ог­нём от­ре­за­ли от них не­мец­ких ав­то­мат­чи­ков и вы­ну­ди­ли их за­лечь. Схват­ка дли­лась до са­мо­го ве­че­ра. Под­бро­сить бой­цам мо­то­стрел­ко­во­го ба­таль­о­на дос­та­точ­ное ко­ли­че­ст­во бо­е­при­па­сов не пред­став­ля­лось воз­мож­ным. Вы­шед­шие им в тыл не­мец­кие тан­ки бло­ки­ро­ва­ли все под­хо­ды к оса­ж­дён­но­му ба­таль­о­ну.

Це­лый день бой­цы сдер­жи­ва­ли на­тиск вра­га, а ко­гда кон­чи­лись бо­е­при­па­сы, ко­ман­дир ба­таль­о­на ка­пи­тан Де­рю­гин под­нял их и с воз­гла­сом: – Ко­му до­ро­га Ро­ди­на, за мной! – по­вёл в ру­ко­паш­ную схват­ку. К но­чи они вы­рва­лись из коль­ца про­тив­ни­ка.

Нем­цы со всех сто­рон об­тек­ли про­ти­во­тан­ко­вую ба­та­рею бри­га­ды. Но три 76 мм пуш­ки в ру­ках от­важ­ных ар­тил­ле­ри­стов пре­вра­ти­лись в не­при­ступ­ную кре­пость. У зам­ка од­но­го из ору­дий сам ко­ман­дир ба­та­реи стар­ший лей­те­нант Са­вель­ев, как все­гда мол­ча­ли­вый и спо­кой­ный, вра­щая своё ору­дие поч­ти на 180 гра­ду­сов, смер­тель­ным ме­тал­лом по­ли­вал ра­зо­гнав­ших­ся в ата­ку нем­цев. Де­сят­ки рас­пла­став­ших­ся пе­ред ба­та­ре­ей фа­ши­ст­ских тру­пов дей­ст­во­ва­ли на вра­га весь­ма вра­зу­ми­тель­но. Тщет­но под­го­ня­ли сво­их сол­дат не­мец­кие офи­це­ры. Ган­сы и фри­цы во­очию ви­де­ли ра­бо­ту рус­ской ар­тил­ле­рии.

13 ию­ля 1943 го­да, со­глас­но по­сту­пив­ше­го при­ка­за, 112 тан­ко­вая бри­га­да со­вме­ст­но с час­тя­ми 71 Гвар­дей­ской стрел­ко­вой ди­ви­зии пред­при­ня­ла на­сту­п­ле­ние в рай­оне Крас­ный По­чи­нок–Ко­ро­ви­но.

В 11.30 ро­та лёг­ких тан­ков с раз­вед­ро­той 219 стрел­ко­во­го пол­ка дви­ну­лась на Крас­ный По­чи­нок. Во­пре­ки дан­ным раз­вед­ки там ока­зал­ся силь­ный гар­ни­зон нем­цев. И ко­гда тан­ки стар­ше­го лей­те­нан­та Мир­си­ко­ва вне­зап­но во­рва­лись в се­ло, сре­ди нем­цев под­ня­лась па­ни­ка. На вос­точ­ной ок­раи­не се­ла Мир­си­ков за­ме­тил ме­тав­шую­ся взад и впе­рёд боль­шую груп­пу вра­же­ских ав­то­мат­чи­ков. На­гнав их, он пе­ре­да­вил гу­се­ни­ца­ми сво­ей ма­ши­ны не ме­нее 200 фа­ши­стов. Уце­лев­шие в жи­вых бро­си­лись в се­ло Ко­ро­ви­но. Мир­си­ков от­пра­вил­ся в по­го­ню. На пу­ти он унич­то­жил три про­ти­во­тан­ко­вых ору­дия, и миномёт­ную ба­та­рею про­тив­ни­ка. Из со­сед­не­го се­ла враг от­крыл ар­тил­ле­рий­ский огонь. Один из сна­ря­дов уго­дил в ко­ман­дир­скую ма­ши­ну. Танк за­го­рел­ся. Вы­ско­чив из ма­ши­ны, Мир­си­ков со­брал всех во­рвав­ших­ся уже в се­ло пе­хо­тин­цев на­шей бри­га­ды и по­вёл их в ата­ку.

– Не уй­дут, га­ды! – кри­чал он бе­гу­ще­му ря­дом с ним ме­ха­ни­ку. – Пеш­ком до­го­ню!

К ве­че­ру Крас­ный По­чи­нок был взят, но за ночь враг под­тя­нул свои ре­зер­вы и на рас­све­те 14 ию­ля бро­сил­ся в ожес­то­чён­ную контр­ата­ку.

Это бы­ли по­след­ние су­до­ро­ги на­дор­вав­ше­го­ся уже зве­ря. Че­рез не­сколь­ко дней июль­ское на­сту­п­ле­ние нем­цев бы­ло окон­ча­тель­но со­рва­но.

Чу­до бо­га­ты­ри 112 Ор­де­на Крас­но­го Зна­ме­ни тан­ко­вой бри­га­ды Пер­вой тан­ко­вой ар­мии вы­стоя­ли на­смерть, по­ка­зав в этих бо­ях не­бы­ва­лое упор­ст­во, вы­со­кое во­ин­ское мас­тер­ст­во и бес­стра­шие.

Со­еди­не­нию бы­ло при­свое­но гвар­дей­ское зва­ние.

 

Опубликовано 27 Апр 2013 в 10:35. В рубриках: Рассказы. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

 
Яндекс.Метрика