СТРОГИНО» Архив сайта » Гвардии полковник Николай Васильевич Шляпников «Оршанский прорыв»

Гвардии полковник Николай Васильевич Шляпников «Оршанский прорыв»

Белорусская наступательная операция.

Шляпников Н.В.23.06.44 – 29.08.44.

     В эти летние месяцы исполняется 70 лет, как была  освобождена от немецко-фашистской оккупации братская Белоруссия. Это произошло  в ходе Белорусской  операции, которая была одной из крупнейших стратегических наступательных операций. Она развернулась на огромном пространстве.  За 68 суток непрерывного наступления в полосе по фронту 1100 километров войска Красной Армии продвинулись на 550 – 600 километров. В боевых действиях принимали участие войска четырех фронтов: 1-го Прибалтийского, 3-го, 2-го и 1-го Белорусских. К началу наступления на них были сосредоточены  166 дивизий, 12 танковых и  механизированных корпусов, 106 отдельных танковых и самоходно-артиллерийских бригад и полков. Наступление этих войск поддерживали мощные группировки артиллерии, в том числе:  артиллерийский корпус, 5 артиллерийских дивизий, 15 отдельных артиллерийских бригад, а также другие части и соединения. С воздуха наступление наземных войск поддерживали соединения 5 воздушных армий, в которых насчитывалось 5300 боевых самолетов. Большую помощь войскам оказали белорусские партизаны, которые держали под своим контролем целые районы, а за 3 дня  до начала наступления войск – 20.06.44 началась рельсовая операция партизан. Железнодорожное движение в тылу немецких войск было парализовано.

Всего в боевых действиях участвовало с советской стороны 2,4 млн. человек, со стороны фашистской Германии – 1,2 млн. человек.

Советские войска превосходили противника по людям в 2 раза, по количеству  артиллерийских орудий и минометов в 3,8 раза, по числу танков и самоходно-артиллерийских установок в 5,8 раза, по боевым самолетам в 3,9 раза. При подготовке этой наступательной операции учитывалось, что вражеским войскам за 2 года оккупации этих мест удалось создать мощную многоэшелонированную, глубиной в 250 – 270  километров, оборонительную линию со сплошными траншеями, железобетонными и деревоземляными огневыми точками, отсечными позициями, ходами сообщения, проволочными и минными заграждениями, противотанковыми рвами и эскарпами. Занимали эти позиции войска группы армий «Центр», которые летом и осенью  1941 года рвались к Москве, а летом 1944 года прикрывали кратчайший путь на Берлин. Они при этом, занимая «Белорусский балкон» - плацдарм, вклинившийся в позиции советских войск, создавали угрозу флангового удара по войскам 1-го Украинского фронта, дальше продвинувшимся на запад. 

Войска Западного (3-го Белорусского) фронта в предшествующий период дважды пытались прорвать немецкую оборону на Оршанском направлении. Но эти попытки оказались неудачными, они приводили лишь к некоторому улучшению своих позиций. 

Подготовка к Белорусской наступательной операции началась еще в весенние месяцы. В мае соединения этих фронтов получили пополнение. Скрытно производилась перегруппировка войск, сосредотачивались боевая техника, боеприпасы, ГСМ, продовольствие. Хотя войска находились в обороне, вся боевая подготовка и воспитательная работа были направлены на повышение боевого мастерства воинов, на создание у них наступательного порыва. И это все – при строжайшем сохранении в тайне, соблюдении маскировки. Для того, чтобы ввести противника в заблуждение, создавались ложные позиции, аэродромы, на переднем крае велись инженерные работы по созданию новых оборонительных сооружений. Фронтовые, армейские и дивизионные газеты, и даже боевые листки публиковали материалы только по оборонительной  тематике.

В результате проведения Белорусской операции были освобождены вся Белоруссия, часть Литвы и Латвии, войска Красной Армии вступили на территорию Польши, вплотную подошли к границам Восточной Пруссии.

  

 

Оршанский прорыв

 

     В летние месяцы текущего года мы отмечаем 70-летие Белорусской наступательной операции, одного из 10 решающих ударов Красной Армии 1944 года, приведших к изгнанию фашистских захватчиков с советской земли, в результате  чего боевые действия были перенесены на территорию сопредельных государств, в том числе и фашистской Германии.

     Готовилась эта операция особенно тщательно: надо было разбить и уничтожить одну из самых крупных и оснащенных группировок вражеских войск – группу армий «Центр». Это она в 1941 году, пройдя от государственной границы, продолжила путь к самой нашей столице, угрожала ее взять и уничтожить вместе с населением. Германские генералы и офицеры писали тогда в письмах в Германию, что видят в бинокли золоченые купола московских церквей и башни кремля. Но  штурм фашистских войск был отбит, и они  были отброшены от Москвы на 150 – 350 км., потерпев первое крупное поражение в войне.     

30 мая 1944 года Ставка ВГК (Верховного Главнокомандования) утвердила план Белорусской наступательной операции под кодовым названием «Багратион». Планировался одновременный переход в наступление войск 4 фронтов на 6 направлениях, в том числе для 3-го Белорусского фронта на двух: Богушевском и Оршанском. На Оршанском направлении наступали 11-я гвардейская, 31-я и 5-я гвардейская танковая армии. За счет введения 11-й гв. армии полоса 31-й армии сократилась. В предстоящей операции ей надлежало прорвать вражеские оборонительные позиции на фронте в 10 км. от деревни Кириева, что у автомагистрали Москва – Минск, до  деревни Застенок Юрьев, что южнее р. Днепр. Нашей 331 стрелковой дивизии предстояло наступать на правом фланге армии совместно с 88 стрелковой дивизией вдоль автомагистрали и прорвать оборону противника по фронту 4км., где оборона противника была наиболее крепкая, а части, которые их занимали, были наиболее подготовленными и  стойкими.    

     Готовились к наступлению скрытно, маскируя все свои действия. Нашу дивизию в конце мая отвели с переднего края, наши оборонительные позиции были переданы частям соседней 88 стрелковой дивизии. В удалении  километров 10 от переднего края со всеми подразделениями дивизии проводились тактические учения, в том числе и с боевой стрельбой. Места проведения учений подбирались и дооборудовались так, как это будет при наступлении на реального противника. Большое внимание уделялось взаимодействию стрелковых подразделений с артиллерией. Учили пехоту следовать за огневым валом не отрываясь, когда разрывы снарядов и мин, выпущенных поддерживающей артиллерией, находятся на минимальном расстоянии. Командир дивизии генерал-майор Петр Филиппович Берестов лично сам провел несколько тактических учений. Проводились встречи воинов подразделений с участниками  наступательных боев на Смоленщине. Во всех частях и подразделениях прошли партийные и комсомольские собрания. Многие коммунисты и комсомольцы получили конкретные поручения на активные действия в предстоящем наступлении.

        

17 июня в дивизию приехали начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза А.М.Василевский, командующий войсками 3-го Белорусского фронта генерал-полковник И.Д.Черняховский, член Военного Совета фронта генерал-лейтенант В.Е.Макаров, командующий 31-й армией генерал-лейтенант В.В.Глаголев в сопровождении большой группы офицеров. На командном пункте дивизии в большой землянке были заслушаны доклады командира дивизии генерал-майора П.Ф.Берестова о готовности дивизии к наступлению и принятом решении на прорыв немецкой обороны, а также начальника штаба полковника В.А.Марамзина о готовности  связи и организации управления в ходе боя. Офицеры Генерального штаба и штаба фронта проверили готовность частей и подразделений к наступательной операции. Маршал одобрил решение командира дивизии на прорыв обороны противника и остался доволен подготовкой дивизии к наступательным действиям.

     Перед решающим штурмом позиций врага все стрелковые дивизии первого эшелона провели разведку боем: часть 21-го, другие – 22-го июня  силами стрелкового батальона. Перед атакой пехоты был произведен мощный 30-минутный артналет, в котором приняла участие вся полковая и дивизионная артиллерия. Большинству батальонов из-за сильного огня оборонявшихся немцев не удалось подойти к вражеским позициям. В нашей дивизии 2-й стрелковый батальон 1106 стрелкового полка под командованием капитана П.Ф.Клепача  (впоследствии подполковника Героя Советского Союза) действовал наиболее успешно. Он достиг 1-й траншеи немцев. Но и ему было приказано  под покровом ночи вернуться в исходное положение. Противник воспринял разведку боем как начало общего наступления: было замечено движение колонн пехоты и танков из глубины обороны к переднему краю, засечены батареи противника, производившие обстрел наших позиций, ранее нами не замеченные, и т.д.   Все это было  учтено и приняты дополнения к ранее принятым решениям.  

        23 июня началось с 60-минутной артиллерийской подготовки, в ходе которой неоднократно переносился огонь батарей с переднего края в глубину и обратно, полки артиллерии большой мощности вели огонь на подавление вражеских батарей, выявленных ранее, в том числе и в ходе разведки боем. Волна за волной шли наши бомбардировщики и штурмовики, которые бомбили  места скопления вражеских войск, техники, штабы, коммуникации, аэродромы, склады. Высоко в небе барражировали юркие истребители и вступали в бой при первом же появлении вражеских самолетов. Земля гудела от взрывов снарядов, мин, авиационных бомб и движения мощных танков. На десятки метров поднялась плотная стена пыли и гари. Ровно в 9.00 стрелковые подразделения 1106 и1108 полков, как все полки 1-го эшелона дивизий 31-й армии, вслед за огневым валом устремились к вражеским позициям, сноровисто преодолели проволочные заграждения и минные поля по проходам,  сделанным саперами в предшествующие ночи. Среди атакующих батальонов призывно развивались красные флаги и, если в знаменщика попадала пуля или осколок, и он покачнулся, флаг подхватывал ближайший боец, и красный стяг продолжал свой путь к победе над врагом. Серьезной преградой на пути атакующих стал широкий и глубокий противотанковый ров, который преодолевался атакующими с помощью досок, легких штурмовых лесенок, предусмотрительно изготовленных саперами и воинами стрелковых рот. С преодолением рва огонь со стороны противника усилился, несмотря на то, что значительная часть нашей артиллерии продолжала вести интенсивный огонь по переднему краю немецкой обороны. Следуя за огневым валом, в сопровождении танков и самоходно-артиллерийских установок цепи стрелков, сравнительно легко захватили первую и вторую траншеи. При приближении ко второй позиции ужесточился бой, то из глубины застрочит пулемет из амбразуры хорошо замаскированного бронеколпака или деревоземляной огневой точки, то контратака пехоты противника при поддержке танков и самоходок, нередко силой до батальона.  В наших подразделениях настрой был боевой: солдаты и командиры не покидали боевых порядков, продолжали боевые действия и при получении ранений, если держались на ногах, наскоро перевязывали раны и продолжали наступление. Несмотря на сноровистые  действия и героические усилия атакующих, дивизии, действующие на Оршанском направлении,  в первый день наступления не сумели прорвать первую (главную) полосу обороны противника, углубились лишь на 3 – 3,5 км. в его позиции.

      Вечером 23-го на наблюдательный пункт (НП) командира 331сд зашел командир 71-го стрелкового корпуса, в состав которого входила наша дивизия, Герой Советского Союза генерал-лейтенант П.К.Кошевой. И, подводя итоги первого дня наступления, сказал, обращаясь к командиру дивизии: 

 – Маловат успех, Петр Филиппович. От Вас требую большего!  – И здесь же распорядился – С рассветом ввести в бой 1104 стрелковый полк, находившийся во втором эшелоне, и выделил из своего резерва 213 танковую бригаду в распоряжение командира дивизии.

        За ночь надо было сделать все перегруппировки, чтобы с рассветом дивизия с новой силой обрушилась на врага. Ночью бой не прекращался его вели батальоны, выделенные согласно приказу командующего 31 армией  из дивизий второго эшелона. Не дать врагу ни минуты отдыха!

       24 июня – второй день наступательной операции на Оршанском направлении – соединения 11-й гвардейской и 31-й армий продолжают прогрызать жесткую оборону врага. Наша 331сд совместно с 88сд после непродолжительного артналета  при поддержке танков и самоходок продолжила наступление вдоль Минского шоссе, а левофланговый 1108 сп вдоль Днепра. К концу второго дня напряженных боев главная полоса обороны противника была взломана на всю глубину.

      Потери врага были огромны:  за два дня боев 78 штурмовая и 25 моторизованная дивизии потеряли более половины личного состава и боевой техники, их подразделения были выбиты из мощных укреплений главной полосы обороны. Надо признать, что и потери наших войск были также большими.

      К концу второго дня радио передало приказ Верховного Главнокомандующего, отмечавший первые успехи 3-его Белорусского фронта. Среди особо отличившихся войск при прорыве вражеской обороны назывались стрелковые корпуса генералов П.К.Кошевого и К.И.Провалова. Всем участникам боев Верховный Главнокомандующий объявил благодарность. В полночь 24 июня Москва салютовала воинам фронта 12 залпами из 224 орудий.

      В 12 часов 25 июня командир 71 стрелкового корпуса генерал П.К.Кошевой в стыке 88 –й и 331-й дивизий ввел 192 стрелковую дивизию, ранее находившую во втором эшелоне корпуса. За этот день корпус продвинулся на 12 – 15км.  26 июня был освобожден районный центр Дубровно силами 331 дивизии генерал-майора П.Ф.Берестова и 220 дивизии полковника В.А.Полевика. При этом надо отметить, что части 331 дивизии не только очистили от фашистских вояк северную часть поселка, но и, форсировав Днепр, приняли участие в освобождении его южной части. Основную тяжесть боев принял на себя 1108 стрелковый полк под командованием майора С.Ф. Иванова. 26 июня соединения 31 армии расширили прорыв до 25км. по фронту и   продвинулись на запад до 25км.

На пути 31армии теперь стоял город Орша,  важный узел железных и шоссейных дорог, крупный промышленный центр. Немецко-фашистское командование превратило его в мощный бастион обороны на пути к Минску.  Командующий 31армией генерал В.В.Глаголев принял решение: сокрушить этот бастион силами двух стрелковых корпусов –  дивизиями 71-го корпуса генерала П.К.Кошевого, уже охватившими город с севера, и 36-го корпуса генерала К.И.Провалова, подходившими к городу с юго-востока.

В 4 часа 27 июня с севера, востока и юго-востока в Оршу ворвались части 88, 192 и 331дивизий 71 корпуса и 173 и 220 дивизий 36 корпуса. Ломая ожесточенное сопротивление врага, они очищали одну улицу за другой. Вскоре силы фашистских частей истощились, и они стали поспешно покидать город. Этому в значительной мере способствовало то, что введенные в прорыв 2 гвардейский  Тацинский танковый корпус, а затем и 5 гвардейская танковая армия вышли западнее Орши на автомагистраль и железную дорогу Москва – Минск, и немецкие части стали поспешно отступать на юго-запад, пытаясь  закрепиться на западном берегу р. Березина.

27 июня в приказе на имя командующего 3-им Белорусским фронтом генерала И.Д.Черняховского Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И.В.Сталин дал высокую оценку действиям соединений, участвующим в овладении городом и важным железнодорожным узлом Оршей. При этом были перечислены эти соединения и названы их командиры в том числе 71 стрелковый корпус и 331стрелковая дивизия. Всем воинам этих соединений объявлена  благодарность. Приказом наркома  обороны от 27.06.44 четыре стрелковые дивизии 31 армии (173, 220, 352 и 192), 927 самоходный,  570 корпусной артиллерийские полки и 92 армейский полк связи получили почетное наименование

« Оршанские», 88стрелковая дивизия в честь областного центра стала «Витебская». 331 Пролетарская Брянско-Смоленская Краснознаменная стрелковая дивизия была награждена Президиумом Верховного Совета СССР орденом Суворова 2-й степени.            

Отходили немецкие части на автомобилях по проселочным дорогам, пытаясь закрепиться на выгодных рубежах. В связи с этим каждая стрелковая дивизия, действующая в 1-м эшелоне, чтобы опередить врага и не дать ему закрепиться, создали передовые отряды на транспортных автомобилях силой стрелкового батальона с саперной ротой, самоходками или артбатареями, радиосвязью. Эти отряды передвигаясь по параллельным дорогам, опережали отступающие вражеские войска, не давали им закрепиться на промежуточных рубежах. Так случилось и с рубежом на р. Березина. Река была форсирована передовыми отрядами, а затем и главными силами дивизий.  Соединениями 11 гвардейской и 31 армий 1 июля был освобожден г.Борисов. А затем расстояние в  60 км. до Минска было преодолено с боями войсками 31 армии в течение 2 дней. Уже вечером 2-го июля передовые отряды 173, 192, 220 и 352 стрелковых дивизий вели бой на внешнем обводе укреплений Минска. Рано утром 3-го июля 4 гвардейская танковая бригада 2 гвардейского танкового корпуса, вошедшего в состав 31 армии, под командованием гвардии полковника О.А.Лосика одновременно с передовым отрядом 220 стрелковой дивизии ворвались в город, и начались уличные бои. В течение 3 июля при участии  других дивизий 31 армии, а также и 3 армии 1-го Белорусского фронта, вступивших в Минск  в этот день, улицы и площади столицы Белоруссии были очищены от фашистских войск. Город представлял ужасающее зрелище: не дома, а руины  и груды разбитого кирпича, головешки от сожженных деревянных построек, замысловатые фигуры из рельсов трамвайных линий. Как же жили немногочисленные жители, остававшиеся в городе?

     Немецко-фашистские завоеватели бежали на запад. Их преследовали войска Красной Армии, в том числе и наша 331 стрелковая дивизия.

     В результате падения вражеской обороны г.Минска образовалась 450-километровая брешь в стратегической обороне вермахта. Немецкому командованию удалось перебросить лишь несколько дивизий с Запада, где велись боевые действия с высадившимся 6 июня англо-американским  десантом. Но эти дивизии не изменили ход событий. Большая часть войск группы армий «Центр» была окружена восточнее Минска. Их добивали войска 2-го Белорусского фронта.

       17 июля в течение дня по центральным улицам Москвы под конвоем прошли  около 57,6 тысяч военнопленных немецких солдат и офицеров, взятых в плен в ходе Белорусской операции. В первых рядах шли генералы и старшие офицеры. Многие из них в 1941 году пытались войти в Москву победителями, а военная судьба и воины Красной Армии уготовили им роль побежденных. Они шли по Садовому кольцу, озираясь, опасаясь заслуженной кары за свои злодеяния, совершенные на советской земле. Но их никто не тронул, никто не травил собаками, как делали они и их соплеменники.  

       К концу операции «Багратион» – 29 августа войска Красной Армии прошли с боями 550 – 600 км. Наш 3-й Белорусский фронт освободил от вражеских войск столицы Белорусской ССР – Минск,  Литовской ССР – Вильнюс, города Витебск. Каунас, Гродно и другие населенные пункты. Не менее значимые победы были одержаны войсками 1-го Прибалтийского, 1-го и 2-го Белорусских фронтов. Войска 1-го БФ вышли к р. Висла и заняли предместье столицы Польши Варшавы – Прагу. Миллионы граждан Советского Союза и Польши получили избавление от фашистского рабства. Все прогрессивное человечество рукоплескало победам  Красной Армии.

Опубликовано 26 Ноя 2014 в 16:12. В рубриках: Очерки. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

 
Яндекс.Метрика