СТРОГИНО» Архив сайта » Ляпин Сергей Фомич “На фронтовых дорогах”

Ляпин Сергей Фомич “На фронтовых дорогах”

 

Лялин С.Ф.

 

(1906-1999)

В Союз молодёжи вступил в 1918 году

Член РКП (б) с 1931 года

Звание: капитан

в РККА с 03.11.1941 года

 

Место призыва: Краснокутский РВК, Саратовская обл., Краснокутский р-н

 

   Мне предложили принять взвод, расположенный на передней линии фронта. Я сказал:

– Не важно, кем быть, главное – это врагов бить, изгонять их с земли русской.

С трудом под обстрелом врага мне удалось найти свой взвод. Он расположен в таком месте, где не было ни обзора, ни обстрела, на низине в отрыве от своей роты.

Я об этом доложил командиру роты. Он ответил, что так приказал командир батальона. Взводом командовал старший сержант. Среднего командира не было. Я изучил местность, расположение нашего батальона и оборону противника.

Принял решение выбить немцев из небольшого посёлка домов в пятнадцать, расположенного от нас в 500–700 метрах.

Не замерзать в поле под обстрелом оккупантов, а расположить своих красноармейцев в этом посёлке.

Я прошёл, а вернее, прополз на животе по мелко вырытым, занесённым снегом ходам сообщения, побывал в землянках. Всё это было сделано кое-как на скорую руку. Трудно зимою рыть промёрзшую землю и благоустраивать свою оборону.

После освобождения от немецкой оккупации города Ливны 134 дивизия получала пополнение личным составом и оружием.

В своём взводе я увидел много молодых ещё не обстрелянных солдат.

Я стал строевым командиром, но ещё не отвык от стиля политработника. Просто по-товарищески рассказал красноармейцам свою автобиографию, даже прочитал своё стихотворение и поделился своим замыслом выгнать из небольшой нашей русской деревушки немцев, а самим разместиться в этом посёлке. Такая беседа породила у красноармейцев патриотический энтузиазм. Они просили сделать это скорее.

Я собрал в блиндаже командиров отделений, коммунистов и комсомольцев. Поручил всем тренироваться в овраге и готовиться к занятию населённого пункта. Организовал самостоятельно наблюдение за противником, провёл разведку.

Командир батальона не разрешил мне занимать посёлок и приказал искать для красноармейцев другое «тёпленькое» местечко. Но меня поддержал комиссар батальона Васильев.

На зорьке посёлок был занят моим взводом.

Об этом узнали в штабе полка. Меня пригласили на беседу и приказом назначили командиром 8 роты 800 стрелкового полка.

8 роте было приказано «оседлать» дорогу и отбивать атаки противника. Это боевое задание успешно выполнялось. В моё распоряжение было придано четыре противотанковых ружья и два станковых пулемёта.

В мае–июне 1942 года 8 ротою было подбито и сожжено два немецких танка и сбит один немецкий самолёт. Один лётчик взят в плен. Уничтожены десятки вражеских солдат, пытавшихся наступать на 8 роту. Это обеспечивалось не только организационно-политической работой с личным составом, но и хорошо расположенной на местности и оборудованной системой обороны.

Однако противник прорвал оборону на участке 9 роты и вышел в тыл наших 8 и 7 рот.

Начались ожесточённые бои «местного значения», в которых иногда батальоны и полки недосчитывались после боёв 50% личного состава.

Мне удалось огнём станковых и ручных пулемётов вражескую пехоту прижать к земле и организованно по очереди по складкам оврага вывести свою роту из окружения, помочь оторваться от преследования врагом 7 и 9 ротам нашего батальона.

Немцы подтягивали свои свежие  силы и готовились   к новому наступлению.

Командир батальона (не помню его фамилию) был молодой кадровый, но ещё не опытный воин, недооценивал местность. Он твердил:

– Ни шагу назад. Ни пяти нашей земли врагу.

А сам расположил батальон во ржи на неудобной местности.

После тяжёлых боёв с врагом, уставшие красноармейцы ложились в рожь и засыпали.

Я попросил разрешения отвести мою роту за овраг, метров за 200 назад, где хорошая видимость и удобная оборона.

Командир батальона не разрешил. Комиссар Васильев возразил:

– Пусть делает по-своему усмотрению, так лучше будет для обороны.

Я понимал значение общей обороны батальона. Роту оставил на месте, но один взвод и один станковый пулемёт поставил в удобное место, откуда хороший обзор и удобно бить врага.

На зорьке свежие силы немцев тихо ползком подкрались по ржи  в наше расположение.

Я поднял тревогу, в штаб батальона послал связного, но уже было поздно. Немцы поднялись изо ржи и в упор расстреливали из автоматов красноармейцев 7 и 9 рот, проникли к штабу батальона.

8 роту своим огнём прикрывал станковый пулемёт и наш взвод красноармейцев. Мы с трудом подняли своих красноармейцев и организованно отошли на удобный рубеж обороны.

В расположение нашей 8 роты тяжело раненный пришёл комиссар батальона Васильев, который вместе с нами отошёл на новый рубеж обороны и был отправлен нами в медсанбат.

Это был тяжёлый бой, но рота оборонялась успешно. Очень сложно и трудно управлять в бою батальоном, ротами, взводами и отделениями. Очень важно командному составу иметь предусмотрительность и разработать разные способы сигналов и взаимопонимания. С этим мне удавалось справляться.

К нашей 8 роте присоединились остатки 7 и 9 рот. Из нашего тыла открыли по немцам огонь наша полковая артиллерия. На помощь подошёл танк. Наступление врага остановлено.

В конце июля 1942 года 800 стрелковый полк с передовой линии фронта отведён во второй эшелон в город Ливны, на который вражеская авиация ежедневно сбрасывала десятки авиабомб. С передовой линии фронта по городу Ливны била периодически дальнобойная артиллерия немцев, примерно за 12 километров.

Жители из города Ливны уходили в окружающие села или прятались в оврагах, оставляя в открытой квартире всё своё имущество.

В садах созрели вишня, смородина, малина, росли на огородах огурцы и помидоры. Всё это «брошенное» хозяйство брали под свою охрану красноармейцы.

Я был назначен заместителем командира 2 батальона 800 полка по строевой части.

Командир батальона Т.Т. Черноморов – донской казак из Таганрога, весёлый человек.

Наш батальон получил пополнение людьми и оружием.

Красноармейцы и командиры ко мне относились  с доверием.

К празднику Великого Октября в 1942 году мне присвоили воинское звание капитан. Я воевал с фашистами не за награды, а для того чтобы выгнать с советской земли оккупантов, истребить фашизм.

Осенью и зимою 1942–1943 года на нашем участке фронта шли бои местного значения. Мы постепенно отбивали у врагов отдельные высоты, сёла и деревни. Теснили его к городам Орлу и Курску. Готовились к наступлению…

В одном из боёв с врагами меня ранило в руку, но я продолжал руководить боем. Вторично мне перебило ногу, которую в санчасти полка «запаковали» в гипс. Меня направили на излечение в город Тулу, а затем в военный госпиталь в г. Уфу.

На фронте в боях, думая о защите, о спасении социалистической Родины, я одновременно думал о красноармейце, солдате, о защите, спасения его жизни для Родины, для семьи. Помнил, что у каждого человека есть семья, мать, отец, дети, жена, родные.

Когда у солдата и командира достигнуто взаимодоверие, взаимопонимание, это увеличивает силу воли и стремление к победе.

 

В руках автомат и граната,

А в сердце Советский огонь.

Батальон наш поднялся в атаку,

Идёт на фашистскую бронь.

Мчатся нам танки навстречу,

Дрожит под ногами земля.

Геройски дерутся солдаты

За Отчизну, за звёзды Кремля.

По полю «У-р—р-ра!» загремело.

Солдаты пошли на «таран».

Волны людские кипели.

В степи бушевал ураган.

Ударялась сила о силу.

Не будет пощады в бою.

Гранатами, смесью горючей

Взрываем, сжигаем броню.

Из-за леса «катюши» накрыли

Врага озверевшую тать.

Фашистам охоту отбили

На Москву и Елец наступать.

 

 

Опубликовано 19 Мар 2015 в 12:00. В рубриках: воспоминания. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

 
Яндекс.Метрика