СТРОГИНО» Архив сайта » Галина Белякова “Оборона Москвы”

Галина Белякова “Оборона Москвы”

О Великой Отечественной войне написано много книг, научных работ.

2015 г. время знаменательное, 70 лет Великой Победы. Теперь наступило время осмыслить, что же с нами было, какими мы были, что с нами стало?

Из очерков истории края, зеленоградского музея, по крупицам собранного материала очевидца войны В.Г.Кабанова, я находила и изучала последние рубежи обороны Москвы 1941 года и “Воспоминания и размышления ” маршала Г.К.Жукова.

 Меня интересовала судьба Красной Поляны, где и как проходили оборонительные рубежи под Москвой в декабре 1941 года.

Всё, что узнала из публикаций, ничего не изменила.

Немцы наступали широким фронтом октябрь–ноябрь– начало декабря 1941 года в чётких топографических очертаниях: Волоколамск–Солнечногорск–Крюково  в глубину обороны и Баранцево–Крюково–Льялово–Поярково–Лунёво– Красная Поляна  в ширину фронта.

Немецкие танковые дивизии легко рассекали наши жиденькие оборонительные заслоны, обходили укреплённые районы и города, и своими жесткими клещами сжимали и окружали наши дивизии и корпуса.

Немцы рвались к Москве любыми путями.

Была прорвана наша оборона в районах Вязьмы и Брянска, войска Западного Калининского фронтов были оттеснены на линию Калинин–Яхрома–Красная Поляна–Крюково–реки Нара и Ока–Тула–Кашира.

В первых числах декабря 1941 года немцы предпринимали попытки продвинуться ближе к Москве. Вот что пишет об этих днях командующий 16-й армией генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский:

 

«В одну из ночей, когда я находился на командном пункте в Крюкове –  это было в конце ноября, меня вызвал к ВЧ Верховный Главнокомандующий. Он спросил, известно ли мне, что в районе Красной Поляны появились части противника и какие принимаются меры, чтобы не допустить их в Красную Поляну. И.В.Сталин особо подчеркнул, что из этого района фашисты могут начать обстрел столицы из крупнокалиберной артиллерии».

 

В конце ноября 1941 года положение на Ленинградском шоссе оставалось тревожным. Фашисты, хотя и медленно, но всё же продвигались вперёд. В эти дни по личному распоряжению командующего Западным фронтом генерала армии Жукова из-под Серпухова срочно перебрасывается 7-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием полковника А.С.Грязнова.

26 ноября 7-я гвардейская прибывает на станцию Химки. Быстро разгрузившись, она совершила марш-бросок по Ленинградскому шоссе и заняла оборону в районе Шелепаново–Овсянниково–Ложки–Гончары и здесь вступила в бой с наступающими вдоль Ленинградского шоссе немецкими войсками.

Встретив упорное сопротивление, гитлеровцы основные силы сосредоточили на своём левом фланге, севернее шоссе и воспользовавшись замёрзшими просёлочными дорогами, начали наступать в общем направлении на Красную Поляну.

Ко 2 декабря обозначился последний рубеж обороны северо-западного Подмосковья. Дальше отступать было уже некуда. Позади была Москва!

 

Командующий 16-й армией К.К.Рокоссовский стал срочно готовить контрудар на Красную Поляну из района Чёрной Грязи. Для этого он использует два батальона пехоты с артполком, два пушечных полка резерва Ставки, в 4 часа ночи из штаба фронта позвонили и сообщили, что к утру в распоряжение 16-й армии прибудут танковая бригада Ф.Т. Ремизова, 282-й стрелковый полк, 528-й артиллерийский полк Л.И. Катукова и четыре дивизиона “катюш”.

 В 7 часов утра заговорила наша артиллерия. На врага, засевшего в Красной Поляне, обрушился мощный огонь орудий и “катюш”. В атаку пошли танки бригады Ремизова и пехота. Бой длился почти целый день. С наступлением темноты наши танкисты ворвались в Красную Поляну, захватили пленных и трофеи.

Генерал-полковник начальник штаба 20-й армии Л.М.Сандалова  писал о втором штурме:

«В числе наших трофеев оказалась и пушка калибром свыше 200 мм, из которой немцы рассчитывали обстреливать Москву».

Противник отходил, но ненадолго. Через некоторое время он опять занимает Красную Поляну. Деревни переходили из рук в руки по несколько раз. Никому неизвестная деревушка всемирно стала известной даже в берлинских газетах.

Это была очередная контратака наших войск. Всё равно приходилось отступать, неся значительные потери. Но наши командиры знали одно из главных правил военной науки, что лучшая оборона –  это наступление и применяли на практике. Враг пытался продвинуться ближе к Москве и на левом фланге армии, в районе Крюково.

Общий характер действий противника в этот период определялся приказом Гитлера от 3 января 1942 года, в котором, в частности, говорилось:

«Цепляться за каждый населённый пункт, не отступать ни на шаг, обороняться до последнего патрона, до последней гранаты –  вот что требует от нас текущий момент».

Так враг, не считаясь с потерями, лез напролом, стремясь любой ценой прорваться к Москве.

Самый близкий краснополянский рубеж обороны Москвы оказался в 25 километрах от столицы. Немцы за него поэтому усиленно боролись, начинали несколько раз нападения на наши дивизии.

Пленный немецкий раненный солдат подтвердил о подготовке пушек для обстрела Москвы. Красная Поляна находится на возвышенности, так что в стереотрубы Москва просматривается.

Этот район являлся ключом к успешному развитию дальнейшего наступления на Солнечногорск. И немцы упорно держались за близлежащие селения, приближённые к Москве, что была мечтой Гитлера.

 20-я армия силами 331-й стрелковой дивизии и 28 стрелковой бригады начали наступление на Красную Поляну.

В ночь на 4 декабря частям дивизии удалось занять Катюшки, что в одном километре восточнее Красной Поляны. День 5 декабря прошёл во встречных атаках. Бои в этот день результатов не дали ни нашим, ни немцам.

 Участник боёв за Красную Поляну, ветеран 331 сд, майор в отставке Музылов Владимир Сергеевич рассказывал о кровопролитных боях. Трое суток дивизия топталась на месте, неся большие потери. К исходу 6 декабря зацепились за южную окраину посёлка. Утром 7 декабря –  новое наступление, уже по трупам своих товарищей. Засевшие в домах автоматчики продолжали отстреливаться, нанося потери нашей пехоте. Миномётные батареи противника, находившиеся на западной окраине посёлка, вели сильный огонь по нашим боевым порядкам. Но, несмотря на это, устоять немцы не смогли, и утром 8 декабря были окончательно выбиты из Красной Поляны.

Только с боями овладели районом Красной Поляны и начали преследование противника, не встречая серьёзного сопротивления до Солнечногорска.

 5 декабря немцы сделали попытку прорвать наш фронт в районе Крюково, но было уже поздно. 16-я армия готовилась к наступлению, и к этому времени получила новые части, большое количество артиллерии, миномётов, танков и средств противотанковой обороны.

Наступление группы генерал-майора Ремизова началось с утра 7 декабря боем за деревни Владычино и Лунёво. К утру следующего дня она овладела этими деревнями, а к 02.00 9 декабря освободила Клушино.

Рано утром 7 декабря перешли в наступление гвардейцы 7-й гв.сд. Разгорелся упорный бой за Льялово и Никольское. Только на исходе 8 декабря немцы были выбиты из Льялово, а на следующий день 9 декабря было освобождено Никольское.

 

Посмотрите на конфигурацию линии фронта на 5–6 декабря 1941 года нашего северо-западного направления. На севере – фашисты на окраинах Дмитрова, на востоке –  восточнее Красной Поляны, на юге –  40 км Ленинградское шоссе, на западе –  Дедовск. Образовался выступ в сторону Красной Поляны. А может быть его срезать? 1-ударная армия на Солнечногорск –  с севера, 16-я армия с юга. И пожалуйста, первое кольцо для немца. Ладно, всё фантазия!

Фашисты заставляли нас в этот период раскрыть даже наши стратегические резервы. Главной особенностью контрнаступления под Москвой было то, что оно не только готовилось в период жестоких оборонительных боёв, но и началось без малейшей передышки, по крайней мере, на нашем северо-западном направлении, и не одновременно, а с разрывом двое–трое суток. Но всё-таки началось. И наши дивизии и части погнали врага.

Вот и родилась, вспорхнула, взлетела гордой птицей над исковерканной, подожжённой землёй победоносная птица от последнего оборонительного рубежа Красная Поляна до самого фашистского логова.

Красная Поляна, пусть сейчас это будет громко сказано, но она действительно оказалась точкой, где родилась Победа. Точка, которая подтвердила правильность наших полководцев мгновенного контрудара, уверенность в свой народ, в уверенность народной победы над незваным врагом.

 

 Размышляя о пройденном трудном периоде войны, маршал Г.К.Жуков подытожил суровый декабрь 1941 года:

«В суровых, зачастую чрезвычайно сложных и трудных условиях наши войска закалялись, мужали, набирались опыта и, получив в свои руки даже максимально необходимое количество боевых и материальных средств из отступающей обороняющейся силы превращались в мощную наступательную силу.

Благодарные потомки никогда не должны забывать огромную организаторскую работу партии, трудовые героические дела советского народа и боевые подвиги не только отдельных воинов, но и целых соединений в этот труднейший для нашей страны период.

Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили подвиг тех, кто в суровом 1941 году выстоял в жестокой схватке с сильным врагом и одержал историческую победу».

 Да, прекрасные, правильные слова, сказанные Жуковым, я приняла всем сердцем. Я благодарный потомок не могу забыть свою маленькую Родину, Красную Поляну с богатым историческим прошлым. Здесь я родилась, училась, взрослела и, тем более, горжусь своим учителем истории, фронтовиком, М. П. Базарновым. Он рассказывал нам, ученикам, что собрал документы о Красной Поляне, чтобы её назвали городом Победы. Для детей была гордость за него и за нашу маленькую Родину.

 После войны Красную Поляну не отстраивали долго, а потом превратили в микрорайон Лобни. А почему Лобня? до сих пор всем краснополянцам не понятно. Поторопились!

Красная Поляна, конечно, не одна, где проходили тяжёлые бои, где зверствовали фашисты –  жгли, убивали, уводили в плен мирное население: женщин, детей стариков. Для меня ничего нового нет. Всем городам боевой славы мой низкий поклон!

 

2.

 Изучая боевые действия 7-й гв. стрелковой дивизии на 41 км Ленинградского шоссе, мы встретились с очень необычными солдатами – это политбойцы. Трудно даже сказать, входили ли они в состав отдельного подразделения или были рассредоточены по батальонам и ротам.

 Политические бойцы! Типичное партийное название. Я (Кабанов В.Г.) не вполне владею этим вопросом. Да и в наше военной литературе мало что написано об этой категории военнослужащих. Известно, что это были специально подобранные люди, все, конечно,  члены партии. Подбирались они райкомами и горкомами партии. Никаких специальных званий им не присваивалось, все они были рядовые, но на левом рукаве шинели и гимнастёрки они носили красные звёздочки.

 Все политбойцы, вошедшие в состав 7-й гв. стрел.див были из Ленинграда.

Сколько их было всего, нам не ведомо. Имели ли они какие-либо привилегии? Пожалуй, да –  первыми идти в атаку, на верную смерть! Для этого они и подбирались.

Официальных документов о призыве политбойцов, о их назначении и задачах их в войсках мне найти не удалось. Да и имеются ли они вообще?

 О действиях одной из групп политбойцов 7-й гв.стр.див. под Чёрной Грязью описывает политбоец, впоследствии гвардии майор Виноградов Михаил Васильевич:

 «…Группа политбойцов из батареи начальника артиллерии дивизии в составе Парамонова, Щёлкина КИ., Свиченского Ф.С.., Морозова и ещё одного бойца была послана командованием дивизии в разведку для определения расположения своих подразделений немецких частей в районе Крюково.

Подъехав к деревне Чёрная Грязь и отпустив машину своего подразделения, они вошли в деревню. В этот момент 10 фашистских самолётов пробомбили деревню.

Вслед за этим на гору, на окраину этой деревни, выползло шесть немецких танков, за которыми следовала пехота, стреляющая трассирующими пулями.

Политбойцам-разведчикам пришлось занять оборону. Они рассредоточились. Двое из них –  Парамонов и ещё один –  подошли к оставленному кем-то орудию и сделали два выстрела из него. Остальные трое расположились в свежих воронках и открыли автоматняй огонь (идя в разведку, каждый взял по 4 автоматных диска и 5 ручных гранат).

 Неожиданно для всей группы из леса раздались орудийные выстрелы, и они увидели, как были подбиты три немецких танка. Немецкое подразделение, наступавшее на Чёрную Грязь, встретив сопротивление и понеся потери, повернуло обратно.

В нашу сторону задним ходом, стреляя в сторону немцев, двигался Т-34. Танк был в засаде, возле Ленинградского шоссе».

Важно, очередная атака фашистов на Ленинградском шоссе была отбита и в это героическое дело внесла свой вклад небольшая группа политбойцов 7-й гвардейской стрелковой дивизии.

 

Немцы рвались любыми путями к Москве. Были отдельные незначительные передвижения немцев вперёд, но в конечном итоге рубеж обороны восстанавливался в районе 41-го км Ленинградского шоссе. И, до прихода на этот рубеж 354- стрелковой дивизии, стойко и мужественно держала здесь оборону 7-я гвардейская стрелковая дивизия.

 

 Один из политбойцов, участвовавший в этой операции К.И.Щёлкин., вскоре после этого, в первых числах января 1942 года был отозван Академией Наук и являлся впоследствии ближайшим сотрудником академика Курчатова. Он стал ведущим специалистом в области взрыва, трижды Героем Социалистического труда, четырежды лауреатом Ленинской и Государственной премий. Вот такие таланты были в числе рядовых политбойцов.

 Мой интерес был направлен на краснополянский рубеж, откуда началась наша Победа. При внимательном чтении документа, я вдруг дошла до знакомой фамилии, мне так показалось, Щёлкин К.И. и продолжала с ещё большим вниманием изучать. Нет не ошиблась. После войны, конечно, в честь него в Крыму назван город Щёлкино.

Была двойная радость узнать о бесстрашных политбойцах, а в мирное время знать о его заслугах в науке.

 

23.01.2016 г.

 

 

 

 

 

Опубликовано 15 Фев 2016 в 18:55. В рубриках: Без рубрики. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

 
Яндекс.Метрика